A A A A Автор Тема: Происхождение сознания  (Прочитано 4915 раз)

П. Л.

  • Учитель
  • Сообщений: 526
Происхождение сознания
« : 13 января 2010, 06:00:00 »
Часть I

При Большом взрыве Абсолют развернулся совершенным временем, несущим в себе все базовые характеристики Создателя.
Раскрывшись временем (а оно, из-за своей идеальности, было одномерно, то есть имело только одно знаковое значение - Инь), сущность единого Абсолюта, вследствие взрыва, была разделена на элементарные частицы.
Они же, из-за однонаправленного момента разрыва своей целостности, приняли не только одно значение минуса - Инь, но и однонаправленное вращение этих частиц – против часовой стрелки – "про". Такое вращение вокруг собственной оси называется "спин".
Итак, каждая частица Абсолютного времени обладала не только спином, но и знаком минус, который характеризовал обладателя такого знака, как идеального эгоиста-оппозиционера, стоящего только за себя, а значит, и "против всех".
С одной стороны, каждая из частиц Абсолютного времени, будучи минусовой, представляла собой разделенную целостность, и поэтому стремилась к единению, то есть обладала взаимным притяжением, основанным на знаковой общности.
Но, с другой точки зрения, обладая неповторимой особенностью, выраженной собственным моментом вращения, такие частицы вступали между собой в конфронтацию. Таким образом, каждая из них стремилась утвердить своё индивидуальное эго.
Для примера, представьте два шарика, имеющих однонаправленный спин, и попробуйте их сблизить. В одной плоскости возникнет встречное вращение, и как следствие - сопротивление. В другой плоскости, где оси окажутся совмещёнными, противодействия не будет.
Таким образом, во Времени проявились как пропозиция, так и оппозиция. В результате такого взаимодействия возникла частотная вибрация. Совмещение частоты и спина вынудило эти частицы раскачивать свои оси, то есть способствовало "процессии".
Спин и процессия создали в поле Абсолютного времени растяжение-сжатие среды, ставшее его дыханием. И это раскачивание послужило толчком к началу цикличного движения всей массы пространства Абсолютного времени.
Теперь дыхание времени, обретя цикличность, вынуждено было, для поддержания устойчивости, обрести еще одно качество: идеальную длительность дыхательных экскурсов. Так время обрело ритм, ставший основой жизненности.
Отсюда возникла необходимость в такой характеристике времени, как интенсивность дыхания (темп). Но динамика не может быть величиной постоянной. А значит, темп должен обладать способностью к асимметрии.
Асимметрия в динамике может привести к детонации, поэтому ею необходимо управлять, для чего от Времени требуется проявление ещё одного качества – пластичности, выраженной через текучесть и вязкость.
Однако чтобы ритм, темп и пластичность времени, являющиеся столь различными по сути характеристиками, могли конструктивно сосуществовать, времени стало важно проявить ещё одно качество – непротиворечивую изменчивость.
А это создало условие для закручивания времени в тугой жгут. Хотя кручение, дойдя до крайнего положения, вынуждено было вернуться к исходному состоянию. Так у времени появился прецедент создания потенции и кинетики.
Данный процесс возникал и реализовывался по всему пространственно-временному континууму. Хотя это происходило не одновременно, а постепенно, по мере готовности. Это значит, что таких "жгутов" времени было создано бесконечное множество.
Стремясь к сохранению общности, они объединялись в один мощный жгут. Так родилась силовая сфера абсолютного времени - великое торсионное пространство, составленное из отдельных торсионных полей.
Как можно увидеть из развёрнутой картины, торсионное пространство обладало набором силовых значений, о которых было сказано выше. И при сложении этих характеристик, естественно, должно было что-то происходить - то, что оставляет след.
Оставленный след, являясь практическим опытом, предназначен не просто для самосохранения, но и для того, чтобы такой опыт был использован, как знание. Так у времени, на основе информационного материала, появилась память.
Данный институт знания обладал дуальностью качества. Это значит: память времени имела структуры как пассивного хранения информации, так и её активной переработки, что придало второму процессу творческую направленность.
Такая пара мощностей не могла не сказаться на общей потенции времени, которая, к тому моменту своего развития, уже располагала и пространством для размещения обозначенных выше активов. И эта Потенция состоялась, организовав силу умения.
И то первое, к чему была приложена данная сила, явилось истинным творчеством - актом создания самой себя. Дело не в том, что структура уже была создана, а в том, что ей требовался организационный центр, обладающий функцией Управителя.
Всё остальное, чем занимался Управитель, творя мир, являлось созиданием - делом, сопутствующим основному Закону, но его не творящим. Это было следствием, а не причиной, потому что всё уже было тогда, когда ещё ничего объективно не было.
И вот как это создавалось. При определенном сжатии, динамика процесса усиливается, а при расширении – замедляется. Смотрите, что начало происходить с нашими частицами при очередном сжатии отдельно взятого торсионного поля.
Одни просто участвовали в этом сжатии, так как их значения оказывались подчиненными этому скручиванию. Они не "страдали" от такого "насилия", потому что, просто встраиваясь в ритм сжатия, выдыхали. А при разжимании - вдыхали.
Хотя были частицы, обладающие высокой мощью индивидуального спина. У них стяжка торсионного поля вызывала протест и, пытаясь избежать сжатия, они стремились "выскочить" за пределы этого пространственно-временного континуума.
На долю таких "беглецов-диссидентов" приходился кратковременный миг свободы (при сжатии-выдохе и мгновенном возврате в родные пенаты при расширении-вдохе). Однако прецедент для возникновения конфронтации был положен.
Хотя их оппозиционность выражалась пассивным противодействием, которое на данный момент было "инерционным". Тем не менее, проблема диссидентства, однажды возникнув, уже не могла остановиться, продолжая развиваться.
Сначала всё шло по уже знакомому нам сценарию. Слабая динамика растет, становясь сильной. Сила, осознав свою мощь, уже не хочет терпеть насилия и, пытаясь избежать прессинга торсионного поля, рвется, раз от раза, на свободу.
Это происходит повсеместно и всё более активно, невзирая на очевидность неизбежного возвращения, и последующего наказания: ослабленная побегом частица возвращается вглубь Торсиона, где вновь начинает путь обретения силы.
Невзирая на очередную неудачу и кажущуюся безысходность, "пленницы", находясь в глубинах времени, творчески используют каждый миг затворничества, чтобы, на основе памяти и опыта, вновь попытаться самоутвердиться в стремлении к свободе.
И однажды старание, совмещённое с целеустремлённым трудом, заканчивается тем, что умудренная опытом частица обретает уверенность в успешности планируемого ею действия. И когда такая сила проявляется, частица снова уходит в побег.
И теперь он удается – она ушла так далеко, что мощь торсионного поля для неё уже малозначима – но и здесь ее ждет неудача. Да, она ушла от "преследователя", но в этот процесс было вложено слишком много сил, и для жизни ничего не осталось.
Так бывшая мощь, истощившись, вынуждена вернуться к своим истокам. Хотя и при этом, оказывается, был получен опыт, который говорит, что "бежать", в принципе, можно, однако надо иметь достаточно сил, чтобы сбежать.
И опыт, посредством памяти, постепенно переводится в знание, которое подсказывает путь обретения силы. Речь идёт о том, что недостаточно просто копить мощь - её надо уметь ещё рационально и экономично расходовать, используя закон общности.
Так возникло благоприобретённое знание, ставшее правилом рациональности и экономичности. И вот одна частица, вырвавшись из тисков торсиона, осматривается, ища рядом другого беглеца, нуждающегося и готового к акту единения.
Естественно, таковой находится, и два минуса объединяются, становясь единым, принципиально новым образованием. Это, прежде всего, выражается тем, что наша пара, становясь целостной структурой, приобретает новые характеристики.
Прежде всего, этот процесс выделяется сменой знака: из двух минусов, при их сложении, возникает один чёткий плюс. И теперь торсионное поле, ранее стремящееся вернуть беглецов, начинает отгонять эту плюсовую пару.
И вот что интересно: теперь уже наш плюс, став другой сутью, перестает стремиться к бегству, так как его, отчего-то, начинает "тянуть" к тому месту, от пут которого он только что желал избавиться. Его одновременно и тянет, и отталкивает.
Но сила торсионного поля однозначно выражает свое отношение к чужаку. И, тем не менее, плюс продолжает крутиться около своей бывшей родины, пока не понимая, почему и зачем его так тянет к бывшему дому, невзирая на опасность.
Вот она, первая расщеплённость (хочу – и, одновременно, не хочу; стремлюсь – и боюсь). Но главное - это его "не понимаю". И здесь, рядом с приблизившимся к торсионному полю плюсом, случайно появляется один из беглецов - минус.
Он не смог объединиться с другим минусом, и поэтому, будучи ослабленным, возвращался к торсиону. И тут у плюса возникает безотчетное стремление к этой минусовой частичке, что не только удивительно, но и значимо.
Частичка Инь, "увидев" стремящегося к ней Яна, пугается этого приближения, так как в ней срабатывает закон отторжения всего инородного. А Ян, наоборот, обладая новым устоем своей сути, стремится к Инь. И тут происходит следующее.
Ослабленная побегом частичка Инь не может убежать от преследующего её сильного Яна, и посему становится для него желанной пленницей. Так сдвоенный по силе Ян обретает новую целостность за счет принятия Инь.
При этом она, создав с плюсом целостную структуру, не сливается с ним воедино, как это было с двумя минусами, а организует с Ян новую сущность – Монаду, суть которой – единство противоположностей.
"Единство" понятно, но почему "противоположностей"? Частица Инь, при объединении с Ян, была принуждена к подчинению, но при этом сохранила свою минусовую сущность, т.к. это не было продиктовано её желанием.
Единением Ян гарантировал невозможность побега от себя минуса, кроме как вызвав обоюдную гибель, поставив жизненность слабой Инь в зависимость от своей силы. Но и Ян неспроста хотел заполучить Инь, ведь парность придавала ему достаточную мощь.
Это позволило монаде проявить творчество, организовавшись в сложную структуру взаимодействия, создавшую свой закон сосуществования (в отличие от базового закона торсионного поля, который утверждал только принципы существования).
Отсюда, закон существования представлял собой знание, а закон сосуществования – сознание. Знание характеризуется потенциальной динамикой, а сознание – проявленной энергетикой, где динамика континуальна, а энергетика – дискретна.
Динамический процесс, будучи причинным, – мгновенен, так как задействует механизм параллельности. Энергетический же процесс, являясь следствием, – постепенен, потому что основан на принципах последовательной и поэтапной линейности.
Хотя причина и следствие неразрывно связаны между собой жизненными отношениями. Поэтому и данный причинно-следственный ряд создал такое пространство отношений, в котором новая реальность оказалась "вписанной" в существовавшую изначально.
Так возникший ряд отношений между знанием и сознанием образовал спектр, где динамика была совмещена с энергетикой, а закон существования - с правилами сосуществования. А это дало начало еще одному виду отношений – сознательному.

Часть II

В этой части повествования уточним следующее. Когда мы говорили о побеге минусовых частиц из тисков торсионного поля, то употребили термин "вовне". Хотя при этом мы не должны забывать, что речь идет о тех полях, которые и составляют общее торсионное пространство.
Следовательно, частицы Инь, сбегая от сжатия из определенного места общего торсионного поля и организуя собственную монадную реальность, тем не менее, продолжали оставаться внутри структуры Торсионного пространства или, по-другому, Абсолютного времени (это очень важный момент, и сейчас поймете, почему).
Исходя из этого условия, мы видим, что сознание, это частное образование, с одной стороны, является как бы автономной структурой, вырвавшейся из-под прессинга знания. Но, в то же время, это освобождение было относительным, так как сознанию освободиться от власти знания невозможно.
И эта "принуждённость" вылилась в способность к дуальности поведения. Первая пара отношений выражается внутриструктурными отношениями (симбиозом Инь и Ян). Вторая пара представлена меж-монадными отношениями, а также взаимодействием каждой монады со Знанием.
Эти отношения обязательны и неизбежны. Да, они ведутся по правилам монады, но соотносятся при этом с законом Абсолюта. А что является сутью Абсолюта? Его время! Поэтому в основу монады, как отражение Абсолюта, также было положено время, но не исходное, а производное, зависящее от индивидуальности.
А чтобы в абсолютном времени все его производные (индивидуальные создания) при общении не перепутались и не смешались, образуя тем самым пространственно-временной хаос, они стали обладателями собственных характеристик, позволяющих им отличать общее - от частного, а свое – от чужого.
Однако, наряду с разделением, имелся и объединяющий их фактор, который позволял им, сохраняя индивидуальность, хранить жизнь. Речь идет о том, что монада, как мы помним, является симбиозом Инь и Ян, но плюс имеет не только преобладающие и, поэтому, доминирующие позиции.
Вместе с лидирующей функцией, Ян приобрёл и особый "язык", обладающий командирской спецификой. Это значит, что его должны слушать все, а для него чужое мнение не имеет решающего значения. Отсюда видим, что плюс, владея "Яновским" языком, мог общаться только с подобными ему структурами – другими Янами.
То же относится и к Инь – с одним лишь отличием. Инь не только способна общаться с другими минусами, но и может вступать в контакт с Торсионом - Абсолютным Инь. Но хоть Инь и говорит на "иневском" языке, а Ян – на "Яновском", между собой, на монадном уровне, эти две противоположные силы понимают друг друга.
Да, каждый из них разговаривает на своем языке: Ян говорит на языке знаков, а Инь - на языке символов. Однако, в силу их общности, между ними возникло взаимопонимание, хотя имеющее только одностороннюю направленность. Это значит, что Инь выучила язык Ян, а тот не пожелал этим заниматься.
Продолжая говорить каждый на своем языке, они, с подачи гибкой Инь, научились прекрасно понимать всё сказанное противоположным знаком. Но это верно только в пределах одной монады. Общение же между монадами ограничено тем, что Ян способен общаться только с Янами, а Инь - только с Инями.
Так Ян, имея возможность обмениваться информацией с другими Янами на своём "командирском" языке, в то же время, не способен общаться с их Инями, разве что при посредничестве своей Инь. То же происходит и с Инями, неспособными напрямую общаться с другими Янами, разве что при посредничестве своего плюса.
Теперь еще об одной связи, которая регламентирует информативные отношения между отдельным сознанием и общим Знанием. Как общаются между собой частные сознания, мы уже выяснили. Но вот то, как происходит общение между Знанием и сознанием, мы ещё не обговорили. Сразу скажем - непросто.
Дело в том, что речь идет о монаде, в которой главенствующую роль играет плюс. А Ян не способен (по умолчанию) понимать язык Инь, которым изъясняется Знание. Да, его понимает любая Инь. Мало того, она способна не только понимать, но и изъясняться на этом языке. Другими словами, диалог между частным Инь и Абсолютным Знанием возможен, но категорически закрыт для Яна.
Однако беда в том, что Ян, в своём величии и гордости, не желает слушать то, что для него изначально неслышно и невидимо. То есть Абсолютного Знания для Яна нет, а значит, и воспринимать нечего. Инь же знает, что это не так. Но, находясь под властной десницей мощного Яна, она даже не пытается ему возражать.
Конечно, гибкая Инь ведет тайные беседы, консультируясь со Знанием по всем жизненным проблемам, в результате чего и становится ценной советницей для Яна. Но он даже не догадывается, откуда Инь берет столь важную для жизнедеятельности информацию, считая это простым качеством Инь – интуицией.
Вы уже, надеюсь, догадались, что под ником "Ян" скрывается "Ум", а под ником "Инь" – "Интеллект". Вот так, на основе этого закона, и организовался прецедент ментальности, которым впоследствии был наделен человек. Но всё это произошло гораздо позже, когда из энергии, следуя природному закону, была создана материя.

Часть III

Давайте проведем в нашем очерчивании космической темы еще одну параллель.
Сначала Абсолют раскрылся временем, обладающим индивидуальными характеристиками. Как мы знаем, это были: спин, процессия, дыхание, ритм, темп и т.д. Всё это несло в себе общее значение Памяти. Затем, когда общая скрученность пространства Памяти и его дыхание пришли к конфликту при их взаимодействии, то общее кручение стало разбиваться в отдельные "жгуты".
Эти торсионные поля, обладая более высокой мощью кручения, стали растягивать Абсолютное время, включив его потенцию в свой актив. Таким образом, единое Дыхание стало многообразным, то есть теперь дышать начали отдельные торсионные поля, создавая то мощь напряжения, то расслабления. И, в соответствии с этим, между торсионными полями образовались свободные зоны в пространстве Абсолюта.
При этом процесс сжатия и растяжения торсионных полей был повсеместным, и поэтому пространство Абсолютного времени стало похожим на рыбачью сеть, но только в объеме, где роль нитей выполняли торсионные поля, а пустых ячеек – вакуум. Однако этот вакуум, находясь в единой причинно-следственной связи с дыханием торсионных полей, также дышал, но только вынужденно.
Его выдох совпадал с вдохом сети торсионов, и, наоборот, вдох – с выдохом этого поля активности. А поскольку мы говорим о том, что этот мир торсионов обладал активностью, причем основанной на Памяти, то можно сказать (конечно, с некоторой долей условности), что данный процесс был принудительным, в то время как дыхание вакуума – пассивным, вынужденным.
В то же время мы указываем на то, что между торсионными полями и разделяющим их вакуумом имелась связь, указывающая на наличие определенных отношений, которые и послужили для того, чтобы между ними возник симбиоз. Торсионное поле втягивало в себя из пространства вакуума имеющуюся там информацию и, сжимая ее, заставляло трансформироваться, перестраивая на иной лад.
Таким образом, то, что происходило в торсионных полях, можно сопоставить с производством Знания, в ходе которого опыт и память о нём оказывались модифицированными, и этот продукт на выходе, совмещенный с вдохом вакуума, переносился в его реальность, становясь просто информацией. Затем процесс повторялся, что и обуславливало его развитие.
И однажды, когда данный процесс позволил новой информации стать адекватной по своей мощи Абсолютной Памяти, тогда и появилось новое качество сознания – Знание. И теперь Вакуум, обладая знанием, как информационной двойственностью, оказался способен управлять процессом, идущим в торсионных полях. Что позволяло ему дать динамику жизни тому, что изначально было пассивно.

Часть IV

Спин каждого элемента целостности, его процессия, движение и кручение, будучи совмещенными с аналогичными процессами других элементарных частиц, составляющих их общность, создают пространство, которое теперь обладает не только тремя известными измерениями, но и четвертым – временнЫм.
А оно, в свою очередь, раскладывается на десять основных положений, имеющих дуальные значения. Так, время, прежде всего, характеризуется спиновыми данными, определяющими изначально заложенное направление вращения: правостороннее/левостороннее.
Затем время, имеющее заданное направление вращения, проявляет следующую характерную особенность, которая выражается в процессии. Это амплитуда раскачивания оси частицы, обладающей собственным моментом вращения. Именно этот акт позволяет одной и той же частице иметь противоположные позиции, что и объясняет возникновение в ней разности потенциалов (плюса и минуса).
Обладая спином и процессией, частица времени получает возможность дышать. Таким образом, время проявляет способность к растяжению/сжатию, что в итоге приводит к реализации такой качественной характеристики, как эволюция/инволюция. Расширение сопоставляется с вдохом и, как следствие, с эволюцией, а сжатие - с выдохом и, соответственно, с инволюцией.
Теперь, когда время оживилось, т.к. "задышало", в нём проявилось следующее качество, поддерживающее все предыдущие – склонность к протяжённости. Речь идёт о длительности и краткости циклов дыхания. Другими словами, время может дышать полно или сокращённо, что соответствует заданной размеренности ритма его активности, отражающейся на качественной составляющей производимой им энергии.
Но способность к варьированию протяжённости циклов дыхания невольно порождает следующую характеристику времени – интенсивность. Если какой-либо цикл имеет способность к проявлению ритма, то невольно возникает необходимость и в создании для него темповых характеристик. Это необходимо для того, чтобы имелась возможность оперировать не только качественной, но и количественной стороной энергетики.
Как видим, объём характеристик неуклонно возрастает, и встаёт следующий вопрос: а как управляться со всеми этими активами? И, прежде всего, ответ на данную проблему кроется в послушности частицы. Поэтому Создатель наделил время следующей характеристикой – пластичностью. Именно по этой причине время получило способность к таким проявлениями своей сути, как текучесть/вязкость (нити управления).
Появление нитей управления позволило времени стать изменчивым, а постоянство и вариативность получили статус жизненной необходимости. Этот момент можно считать определяющим в эволюции времени - проявилась волевая сознательность. Если ранее сознательность времени была способной только к созерцанию и констатации процессов, ею же и порождённых, то теперь энергия времени получила импульс к активности.
А это, в свою очередь, позволило времени организовать отдельные частицы в волну, но при этом они не утратили и свои первоначальные качественные характеристики. И за этот процесс (создания временной общности) стала ответственна очередная способность времени – кручение. В результате, энергия времени обрела такие способности, как потенция и кинетика, аккумулирование и реакция.
Именно две последние характеристики, вкупе со всеми предыдущими, позволили времени проявить самое главное приобретение (которое было создано уже не Создателем, а самим временем) – информативность, склонную преобразовываться в Знание. Там процессом преобразования информационного материала в Знание стал опыт и память о нём. Таким образом, было рождено во времени его стремление к творчеству, реконструкции.
И, видимо, не зря говорится, что Знание есть сила. Потому что именно Знание, стремясь к своей самореализации, положило начало т.н. Умению. А умелость - это такая способность времени, которая позволяет добиваться максимальных результатов с минимальными затратами. Я говорю о таком значении, как рационализм, являющийся основополагающим качеством Силы, которое характеризуется способностью к напряжению и расслаблению.
Вот мы и рассмотрели десять основных характеристик времени, которые обладают дуальностью в своём проявлении. А это даёт нам двадцать положений, способных, в зависимости от конкретной ситуации, находиться относительно друг друга в бесконечно развивающихся комбинациях, что и придаёт времени статус Вечности, а пространству, в котором оно разворачивается, как процесс, – статус Бесконечности.
Всё это, вместе взятое, создает зоны в едином пространстве, которые отличаются друг от друга совокупностью как базовых характеристик, так и производными от них. В итоге единообразие общего поля первичной энергии времени начинает раскручиваться в отдельные зоны особо мощного кручения – торсионные поля и в, собственно, пространство Абсолютного времени.
Теперь между ними, как субъектами первичного пространства, начинают возникать специфические отношения, которые насыщают это пространство информацией, впоследствии становящейся знанием и сознанием. И вот что важно: торсионные поля, имеющие вид энергетических скрученных струн и представляющих собой этакую объемную сеть, также не однородны по своим мощностям.
Исходя из этого, взаимодействие в каждой отдельной ячейке пространственно-временного континуума (с ее торсионной ограниченностью, имеющей двенадцать струн), невзирая на свою общность, в то же время, строго индивидуально и даже, можно сказать, уникально. Ведь каждая из струн возникла в ходе причинно-следственных связей, которые были хоть и подобны, но не однородны. К чему это привело?
В результате таких контактов пространственно-временной континуум начинает искривляться. А это положение, при его совмещении с десятью базовыми характеристиками времени: спинировании, процессии, кручению, дыханию, пластичности, изменчивости, интенсивности, протяжённости, информативности и силы - создаёт криволинейное волнообразное раскачивание, несущее гравитационную константу.
П. Веденин, Ли Хоа, 18-25.03.2007


P. S. от Ли Хоа. Следующей планируется к публикации статья:
"Энергоинформационное Хранилище Знания".
« Последнее редактирование: 13 февраля 2018, 08:45:25 от Ли Хоа »