Автор Тема: Истории о развитии сверх-чувств  (Прочитано 3382 раз)

Ли Хоа

  • Global Moderator
  • *****
  • Сообщений: 201
Истории о развитии сверх-чувств
« : 09 Октябрь 2000, 04:00:00 »
Истории от Странника

 * * *

История первая : Экстрасенсорика - начало

Прежде, чем читатель данного раздела познакомится с предлагаемым ходом событий, хотелось бы сказать несколько слов о себе, авторе и непосредственном участнике.

Сам я никогда не предполагал, что займусь практикой экстрасенсорного лечения. Наоборот, меня интересовали вещи противоположные по своей сути какому-либо методу лечения вообще.

Понимая, что успех в поединке во многом зависит от способности опередить действия противника, я всячески развивал свою внимательность, пока это не стало чертой моего характера. Порой проявление этой особенности вызывало у людей удивление, оставаясь для них загадкой.

Моё знакомство с практикой экстрасенсорного воздействия, а впоследствии и лечения, состоялось в доме учителя...


Это был самый обыкновенный вечер. На столе стоял только что заваренный чай и разговор шел о тактике ведения боя. Испытывая лёгкое волнение, я рассказывал об опасных положениях, которые могут возникать в ходе атакующих действий.

Учитель внимательно слушал и, как бы соглашаясь, кивал головой. Закончив говорить, я взглянул на учителя. Некоторое время он сохранял молчание, а потом, выпрямившись всем телом, сообщил, что мне необходимо заняться работой по экстрасенсорике.

Из его слов я понял, что для этого есть две причины. Первая заключалась в том, что работа по экстрасенсорике входила в обязательную программу школы, а другая в том, что я найду ответы на свои вопросы. Наступила тишина. Глупо уставившись в кружку с чаем, я был буквально обескуражен подобным ответом. Захотелось возразить, но мысли разбегались во все стороны.

Не видя логической связи между своими вопросами и тем, как на них можно ответить с помощью работы по экстрасенсорике, я непонимающе взглянул на учителя.

- Не ломай голову над тем, чего ещё нет. И вообще, что ты знаешь об экстрасенсорном лечении? Твой взгляд на эту тему основан на той обрывочной информации, которую преподносят тебе пресса и телевидение, да слухи невесть о чём. Всё это мысли чужих людей, их суждения и домыслы. Твоих же ещё нет, так что и не удивительно, что тебе нечего сказать.

Он замолчал, а я почувствовал, что беседа опять зашла в тупик и замкнулась на мне. Не было никакого желания продолжать разговор. Чтобы как-то разрядить ситуацию и собраться с мыслями, я отхлебнул чай. Трудность моего положения заключалась в том, что мне никак не удавалось сформировать своё отношение к данному вопросу.

Разозлившись от своей беспомощности, я почти рявкнул, что готов заниматься этой наукой. Должно быть, моя реакция и внешний вид были настолько комичны, что учитель не упустил возможности их прокомментировать, указав мне достойное место их применения. По его мнению, с таким солдатским задором хорошо копать траншеи. После чего он мягко вернулся к начатой теме.

- Ты уже достаточно давно занимаешься работой по биолокации и определённый опыт имеешь.

Слова отозвались эхом в голове, заставляя меня признать, что начальный опыт я получил. Работа по биолокации ставила перед собой целью развитие сенсорных способностей путём специальных тренировок, в частности, необходимо было с повязкой на глазах обнаружить предмет на столе.

Оторвавшись от собственных мыслей, я заметил, что учитель тем временем аккуратно резал лимон.

- Тебе нужна практическая работа, - произнёс он, и тем самым опять завладел моим вниманием.

Не дожидаясь вопроса с моей стороны, добавил:

- Все необходимые инструкции я тебе дам.

Закончив резать лимон и тщательно вытерев руки, он посмотрел на меня. Было уже довольно поздно, но, несмотря на усталость, я приготовился слушать. Тем не менее что-то постоянно мешало мне сосредоточиться, в голову лезли посторонние мысли.

Вести разговор дальше я был просто не готов.

Учитель встал с кресла, в котором сидел, и подойдя к окну, задёрнул штору.

- Пожалуй, на сегодня достаточно, - сказал он, повернувшись ко мне лицом.

Пора было уходить, и я решил договориться о следующей встрече.

- Подходи в субботу вечером, часам к шести, сможешь?

Утвердительно кивнув головой и пожелав учителю спокойной ночи, я направился к выходу.

В течение последующих дней меня не покидало чувство чего-то неопределённого. Занимаясь повседневными делами, я мысленно возвращался к разговору. Толку от этого было мало. Я даже перелистал имеющуюся дома литературу по биоэнергетике человека. После чего резонно заключил, что утро вечера мудренее.

В назначенное время я зашел в нужный мне подъезд дома. На мой звонок дверь открыл не учитель, а Ли Хоа. С ней я был хорошо знаком. Мы оба занимались по программе школы.

Быстро взглянув на меня, она жестом пригласила войти. Закрыв за собой дверь и оказавшись в прихожей, я услышал голоса, доносившееся из комнаты. Испытывая некоторую долю любопытства, я последовал за Ли Хоа...


   
История вторая: Родничок под рукой

Учитель был не один. Его собеседницей была женщина лет тридцати пяти. Повернувшись ко мне лицом, она приветливо улыбнулась.

Знакомить нас не было необходимости. За годы своего ученичества я встречал Улису много раз в доме Учителя. Но сегодня я почувствовал, что она здесь не случайно.

- А, Странник, очень хорошо, что ты пришел, проходи.

Учитель жестом пригласил к столу. Заняв свободное место, я прислушался к разговору. Обсуждаемые вопросы относились к Улисе. Она с нескрываемым интересом слушала Учителя.

- Тебе не нужно что-то делать специально, это будет только утомлять, используй образ.

Учитель говорил неторопливо, тщательно подбирая слова. Видимо, дело касалось каких-то приёмов сохранения психического равновесия. По своему опыту я хорошо знал, что подобные вещи носят индивидуальный характер.

Звуки, доносившиеся из кухни, на какой-то момент привлекли моё внимание. Хлопнула дверца шкафа и послышался звон столовой посуды. Оглянувшись, я обнаружил, что Ли Хоа в комнате отсутствует.

Голос Учителя застал меня врасплох. Его удивительная способность держать в поле своего внимания множество вещей поражала моё воображение. Сейчас он смотрел на меня изучающе. Казалось, он видит меня насквозь.

- Мы говорили с Улисой о вопросах её здоровья. Будет неплохо, если вы объедините свои усилия. Улиса нуждается в лекаре, а ты - в пациенте.

Он улыбнулся. Я не знал, как это понимать. Словно читая мои мысли, Учитель продолжал:

- Что тут непонятного? Кроме разговоров нужны практические действия.

Сделав жест рукой, он обратился к Ли Хоа.

Погрузившись в свои мысли, я даже не заметил, когда она закончила работу на кухне. Сейчас она удобно расположилась в кресле позади меня и листала журнал.

Отложив журнал в сторону, она вопросительно посмотрела на Учителя.

- Странника необходимо ввести в курс дела. Хорошо бы ему продемонстрировать работу кокона. Думаю, для начала этого будет достаточно.

В знак согласия Ли Хоа встала с кресла и подошла ко мне. Улиса тем временем с интересом наблюдала за происходящим. Она о чём-то спросила Учителя, но я не расслышал вопрос.

Странное чувство охватило меня, Ли Хоа совершала пассовые движения над моей головой. Движение её рук рождало ощущение густоты, которое я почти физически ощущал макушкой головы!

В какой-то момент руки замерли в верхней точке, а затем медленно стали опускаться вдоль моего тела. С удивлением я заметил, что освещение в комнате стало более ярким, насыщенным.

Усталость, накопленная в теле в течение рабочего дня, сменилась незнакомым мне чувством парения и лёгкости. Создавалась довольно отчётливая картина того, что ты находишься в "пузыре". Теперь мне было понятно, что Учитель называл коконом.

Пока я был поглощён своими наблюдениями и открытиями, в комнате сохранялась абсолютная тишина.

Ли Хоа, закончив свою работу, вышла из комнаты. А я смотрел на Учителя, думая, с чего бы начать разговор. Вопросы теснились у меня в голове.

- Давай сделаем так, - опередил он меня. - Тебе необходимо начать свои практические занятия с получения чувства фонтанчика под руками. Это является базовым действием.

Учитель раскрыл ладонь и сделал несколько пассовых движений над чайником.

- Добейся устойчивого чувства под руками и начинай его распределять вдоль тела.

Он снова показал, как это делается.

- Думаю, пока тебе этого достаточно, а поговорим мы с тобой по результатам твоей работы.


   
История третья: Первый опыт бесконтактного лечения

Закончив свои текущие дела, я направился на встречу с Улисой. Торопиться мне было некуда, и я размышлял над тем, что я должен был сделать.

Учитель не случайно предложил совместные занятия. Со своей стороны я не могу просить первого встречного быть моим "подопытным кроликом" - это глупо и смешно. Нужен такой человек, который непосредственно заинтересован в выполнении работы. Иначе это выглядит как одолжение. Таким человеком явилась Улиса.

Я знал, что работа по экстрасенсорике тесно связана с психической составляющей здоровья. Поэтому задача Улисы была определена учителем как получение контроля над своим здоровьем.

Вспомнился стандартный вариант, когда экстрасенс, работая с пациентом, погружает его в трансовое состояние. Может быть, в лечебных целях подобный метод и хорош, так как воздействие осуществляется непосредственно на подсознание человека.

Но в моём случае он не приемлем. Возникает опять односторонний подход. Более того, человек, которого лечат, находится в пассивном состоянии и не имеет в своём сознании устойчивой картины происходящего.

Это похоже на то, когда вы просыпаетесь в своей квартире и обнаруживаете, что кто-то без вас похозяйничал в ней. Улисе в данном случае предстояло стать хозяйкой в своём доме.

Размышляя таким образом, я оказался перед старым двухэтажным домом, в котором жила Улиса. Вход располагался со двора. Обойдя строение вокруг, я вошел в подъезд. Улиса, встретив меня, проводила в комнату и попросила подождать, пока она закончит свои дела.

Устроившись поудобнее в кресле, я осмотрелся. Окружающая обстановка не отличалась роскошью. Но во всём чувствовался вкус. На столе в вазе стоял букет сирени, отчего комната наполнялась ароматом и весенней свежестью.

Улиса появилась неожиданно и с готовностью сообщила о завершении своих дел. Одета она была в спортивный костюм, а поясницу покрывал шерстяной платок. Заметив мой взгляд, она пояснила: "Спину тянет," - помолчав немного, добавила: "наверное просквозило. "

Некоторое время мы молча смотрели друг на друга. Чтобы как-то заполнить возникшую паузу, я спросил первое, что пришло в голову. Как она представляет свою работу?

Улиса удивлённо посмотрела на меня, а потом мягко поинтересовалась, неужели я не слышал, что говорил учитель. Мы оба должны работать над одним целым, взаимно корректируя действия друг друга. Мне не хотелось расспрашивать её дальше, и мы решили перейти к работе.

Я расположился таким образом, чтобы моя правая рука находилась над головой Улисы ладонью вниз, а левая - на уровне лопаток. При этом Улиса сидела на стуле.

Найдя для себя удобное положение, я стал совершать правой рукой пассовые движения по направлению к макушке головы. Вскоре движения приобрели густоту и плотность. Левая рука выполняла роль стабилизатора.

Полученная картина напоминала работу насоса, в котором правая рука выполняла роль поршня, я левая удерживала нарастающее давление.

Используя полученное давление, я опустил обе руки, давая им возможность всплыть над головой Улисы. Фонтанчик был получен. Он представлял собой самостоятельный поток, исходящий из центра головы.

Фонтанчик, или родничок - наиболее точное определение того, что ощущалось под моими руками.

Закончив работу, я присел в кресло...


   
История четвертая: Боковой ветер

Окрыленный результатами проделанной работы, я испытывал чувство некоторой эйфории. Весь следующий день в памяти возникал образ "фонтанчика" и это будоражило воображение.

Занимаясь по программе школы, мне удалось получить достаточный контроль над своим поведением. Это значит, что мои внутренние переживания лишь способствовали, но не мешали выполнению повседневных дел.

Поэтому окружающие вряд ли догадывались о происходящем.

Направляясь к Улисе, я был полон решимости действовать. Но, как оказалось на практике, мысли мои не соответствовали действительности. Это выяснилось, как только я начал работать над получением чувства "фонтанчика".

Улиса как обычно сидела на стуле. Глаза её были прикрыты, а руки свободно располагались на коленях. Я не знал, сколько прошло времени с начала работы. Может быть, пять, а может, десять минут. Я безрезультатно пытался воспроизвести картину предыдущего занятия. В какой-то момент времени мне показалось, что успех был близок.

Ладонью правой руки я воспринял пульсацию, исходящую из макушки головы Улисы. Настроение мое сразу изменилось. Теперь с осторожностью охотника я стал совершать ритмичные движения в такт пульсации.

Несмотря на все мои усилия, должного энергетического наполнения не происходило. Выхода из создавшейся ситуации я не видел. Весь предыдущий интерес и желание продолжать работу сменились безразличием к происходящему и апатией.

Устало опустившись в кресло, я посмотрел на Улису. Она все так же сидела на стуле, только теперь её взгляд был обращен ко мне.

- Что с тобой происходит? - Улиса спросила спокойно.

Тем не менее, ее голос заставил меня освободиться от внутреннего напряжения. Я и сам хотел знать ответ на это вопрос. В наступившей тишине мы оба сохраняли молчание. Выход нашла Улиса. Она сообщила мне, что хочет напоить меня чаем, и возражения с моей стороны не принимаются. Впрочем, я особо и не сопротивлялся.

Оставшись один, я занялся анализом своих действий. Но это не приносило желаемого результата. Ясно было, что у меня отсутствовала обратная связь с объектом взаимодействия, не было замкнутого энергетического контура, с которым можно было бы работать.

Но тогда, естественно, возникал вопрос: почему такая разница между предыдущим занятием и сегодняшним? Ответ пришел сам собой. Я вдруг отчетливо осознал причину своей неудачи.

Успех прошлого занятия вскружил мне голову. Созданная в моем воображении картина была результатом желаемого. Учитель часто говорил, что необходимо жить в реальности.

Реальность можно изменить, иллюзию - никогда, иллюзию можно только множить.

Голос Улисы напомнил мне о приглашении к чаю.

Странник, 2000

П. Л.

  • Учитель
  • Сообщений: 526
Истории от П. Веденина
« Ответ #1 : 10 Октябрь 2000, 04:00:00 »
История пятая: Знания и информация

 * * *

Необычные, непонятные, необъяснимые явления, с одной стороны, привлекают, но с другой - настораживают. Однако можно с уверенностью сказать, что равнодушных к тайне не бывает.

Поэтому, чтобы не было ошибочных домыслов, лживых посылов, способных причинить людям вред, надо стараться не замалчивать подобные факты, а максимально доступным языком объяснять их.



...Работая со Странником по экстрасенсорной программе, Улиса всё никак не могла до конца понять те свои переживания, которые вызывали в ней пассы, производимые руками ее целителя.

Делясь, после очередного сеанса, своими впечатлениями со Странником, она также не могла добиться удовлетворяющего ее ответа.

Было непонятно, каким образом она просто физически ощущала не только касание его рук, но и, что было особенно удивительно, внутри своего тела, хотя в процессе работы он никогда не дотрагивался до ее кожи.

Еще более удивительным оказывался тонизирующий эффект, обычно сопутствующий этой работе. Что это? Почему? Она не могла дать себе вразумительных ответов на эти вопросы.

Странник как-то сказал, что он отдает ей свою энергию, заряжая таким образом ее биологическое поле, но такое объяснение для нее было не только непонятным, но и где-то в глубине сознания звучал протест - ее суть с этим не хотела соглашаться.

Еще больше ей хотелось разобраться в том процессе, который Странник назвал "чисткой" органов. Когда он работал над этим, она явно ощущала, что там, внутри, что-то происходит. Хотя что именно - было непонятно.

Зная, как не любит Учитель отвечать на вопросы, которые не были прежде изучены самостоятельно, Улиса старалась максимально точно анализировать свои наблюдения и делать выводы, которые ее полностью не удовлетворяли. В конце концов она все же решила обратится за помощью к Учителю.

Подходя к его дому, она вспоминала, как Учитель действует в таких случаях. Он обычно задавал противоречивые, встречные вопросы и если убеждался, что ученик действительно зашел в своих рассуждениях в тупик, то начинал обстоятельно и подробно не-то чтобы объяснять, скорее, беседовать на эту тему.

Наверное, это был как раз такой случай, так как Учитель, внимательно выслушав Улису во время чаепития и задав несколько вопросов, начал обсуждать с ней затронутую тему.

Нельзя сказать, что Улису не удовлетворяли объяснения Странника. Однако из-за того, что они были фрагментарны, то у нее не создавалось целостного знания. Именно за этим она и обратилась к Учителю.

Верный своей манере, тот начал с того, что заявил:

- Улиса, я не могу дать тебе знания. И не потому, что оно секретно или ты его недостойна. Дело в том, что знания вообще не раздаются и не приобретаются. Получить можно только информацию, а вот знание необходимо вырастить в своем сознании, как дерево. Снаружи ведь разбросаны лишь информационные семена...

Конечно, - продолжал он, - эти семена также были кем-то выращены и с этой точки зрения, они тоже являются знаниями. Однако это достояние тех, кто их выпестовал. Для всех остальных это всего лишь информационный материал.

Если хочешь обрести знания по какому-либо вопросу, то изучай его сначала в теории, потом - на практике.

Мы же с тобой просто побеседуем на интересующую тебя тему, которая обычно обозначается как биофизическая энергоинформатика...


   
История шестая: Стабилизация биополя человека

...Ты знаешь (потому что уже работала со своим биополем), что люди не только излучают энергию, но и способны ею управлять и даже направлять. Некоторые могут ее при этом еще и концентрировать.

У одних людей биоэнергия находится в избытке, но у некоторых ощущается явный недостаток ее. Не будем сейчас углубляться в причины, вызывающие эту проблему.

Главное, что от тебя требуется, - он внимательно посмотрел на Улису, - чтобы ты старалась увидеть такие биоэнергетические отношения на принципиальной основе.

Исходя из такой задачи, первое, что ты должна понять - неправомерно вести разговор о том, что у кого-то энергии много, а у кого-то - мало. Вопрос кроется в том, что если мы рассматриваем человеческие биополя, то значит, надо вести речь именно о биологическом поле, а не об абстрактной энергии.

А с этой точки зрения для энергополя насыщенность значения не имеет. Для него жизненно важно упорядоченность его силовых линий. Когда такое поле сбалансировано, то у него есть возможность, за счет центростремительной активности, уплотнить свою энергетику.

Отсюда, первым делом для экстрасенса становится не некая мистическая "подкачка", а стабилизация как отдельных, относящихся к определенным органам полей, так и общего, суммарного биополя человека.

Тебе, наверное, неплохо было бы провести такой опыт. Налей в ванну воды и перегороди ее в середине фанеркой. На одной половине водного пространства устрой "шторм".

Перед тобой возникнет интересная картина: с одной стороны заслонки гуляют волны, а с другой - тишь да гладь.

Затем резко убери перегородку и ты увидишь, что волны не только сразу же потеряют свою силу, но вообще вскоре успокоятся. Так "штиль" поглотил "шторм" и понятно, почему.

Шторм - это энергетическая энтропия, а покой - аккумуляция. Штиль всегда окажется победителем, хотя и может частично пострадать. А теперь давай вернемся непосредственно к нашей теме.

Разбалансированное биополе больного человека - это "шторм", а уравновешенное поле целителя будет выглядеть как "штиль". Если совместить эти поля, то произойдет унификация состояния энергетических линий и победит сильнейший.

Хотя тут есть одна особенность.

Не может же экстрасенс бесконечно уравновешивать биополе больного. Ведь как только эти поля разойдутся, у больного его энергия снова "заштормит", потому что для этого есть основания - больной орган, дестабилизирующий общее состояние.

- В чем же выход? - спросила Улиса.

- Давай продолжим беседу, и постепенно твой вопрос разъясниться. Понимаешь, из тишины очень хорошо слышны все шумы. Так и Странник, работая с тобой через соприкосновение ваших биополей, четко и определенно различает из своей "тишины" все очаги нестабильности, которые находятся в твоем теле.

И не опасайся того, что по закону взаимоиндукции его энергия будет подвергнута разбалансировке со стороны твоего поля. Его биологическое и физическое здоровье просто восхищают, масса тела достаточно велика, а психическая чувствительность высокая, поэтому он достаточно защищен от негативного влияния твоей болезни.

Кроме того, ведь Странник вооружен специальным знанием, которого добился в ходе изучения системы нашей школы...



История седьмая: Биоинформатика

...Улиса в знак согласия несколько раз кивнула головой, но что-то в ее движениях выдавало сомнение. Учитель сразу же почувствовал протест, который, казалось, струился из ее глаз и спросил:

- Что тебя беспокоит?

- Я не знаю, как это объяснить, - задумчиво проговорила Улиса, - но иногда мне кажется, что его усилия при лечении небрежны, даже грубы, хотя для такого вывода и нет видимых причин.

Учитель хорошо знал психику Странника. Конечно, тот не стал бы сознательно причинять кому-либо вред, особенно, если человек обратился к нему за помощью, но характер его ученика был еще очень далек от совершенства.

Видимо, какое-то внутреннее раздражение нашло отражение во время его работы с Улисой. И необязательно оно должно было быть им осознанно. Просто Странник был еще очень молодым и не всегда управлял всплесками своих эмоций.

Да и по системе он начал заниматься относительно недавно, хотя его задатки были достаточно впечатляющими.

"Надо будет этому уделить особое внимание, - подумал Учитель, - иногда в нем действительно прорывается некая необузданность. Естественно, это говорит о его силе, но тем более он обязан совладать с этими энергетическими выбросами, особенно, если вопрос касается целительства".

- Ты не должна беспокоиться о том, что тебе Странник может нанести какой-нибудь вред, - произнес Учитель вслух. - Биоконтакт имеет одну, специфическую особенность. Если экстрасенс не имеет осознанного злого умысла, то, даже находясь в раздраженном состоянии, он никогда не причинит вреда больному.

Единственным результатом в этом случае будет низкое качество его работы, а вот себе он может нанести вред. Ведь болезненные колебания энергии больного не будут купированы экстрасенсом с требуемой эффективностью, и это уже опасно.

Состояние внимания, отсюда, и будет являться тем критерием, на который мы теперь сделаем свой акцент. Что такое внимание. Это наполненная силой знания направленная мысль, которой еще поставлена и определенная задача.

Поэтому, когда Странник находит в тебе очаг болезни, он прежде всего определяет характеристику этого патологического процесса, а затем уже конструирует технику, при помощи которой будет его разрушать.

В основе этого конструирования лежит принцип противоположности. То есть, если экстрасенс чувствует, что поле больного органа избыточно горячее (очевидно, идет активное воспаление), то он должен применить холод. Если биополе в том месте выпуклое, то он будет стремиться сгладить этот нарост. Кроме того, целитель должен использовать все свои качества с тем, чтобы наиболее полно применить в процессе лечения свои силы и познания.

И еще одно, весьма важное дополнение. Оно касается образности мышления, которое и насыщает внимание экстрасенса энергией влияния, этой магической силой.

Дело в том, что целитель обязан свои чувственные ощущения полно и точно осознавать при помощи своей образности, с тем, чтобы синхронизировать созданный им проект лечения с теми конкретными действиями, которые он предпринимает в реальности.

Если это происходит, то энергия влияния воли экстрасенса становится действующей силой в материальном мире. Его пассы обретают способность корректировать биохимические процессы на клеточном уровне.

- Мне бы хотелось понять, - проговорила Улиса, - откуда биополе целителя знает, "что" и "как" надо изменять в клетке?

- В начале нашей беседы я не зря упомянул о биоинформатике. Ответ на твой вопрос в том, что каждый человек потенциально способен излечить сам себя от любой болезни, потому что сила иммунной системы действительно велика и всеохватна. Беда в другом.

Болезнь нарушает информационную достоверность о том, что происходит в заболевшем органе. Именно поэтому иммунка и не может надлежащим образом отреагировать на патологический процесс.

Вот где может пригодиться помощь экстрасенса. Он не только воздействует на ткань, активизируя ее жизненность, но и, через слияние биополей, информирует сознание больного об истинном положении вещей.

Иммунитет пациента, через целителя, восстанавливает прерванную связь с больным органом и начинает его реанимацию. Мало того, такой "разгон" служит для поддержания этих усилий и тогда, когда целитель прекращает свой контакт с больным.

Вот о чем говорят твои ощущения при работе - ты чувствуешь то, что создает он в своем воображении. Однако это становится реальностью, если в тебе нет психического отторжения. Поэтому твое чувство принятия, доверия к целителю обязательно и полезно, прежде всего, для тебя самой.

Можно, конечно, еще много говорить об этом, но лучшим советчиком будет твой конкретный опыт. Пусть сначала это опыт пациента, но затем, возможно, он станет опытом целителя.

Главное, чтобы все то, чем ты интересуешься, в результате стало бы знанием, которое потом можно воплощать в умение. А умение уже можно вплетать в жизнь, - этими словами Учитель закончил беседу с Улисой.

Еще долго Улиса находилась под впечатление этого разговора. Ведь она не только слушала слова Учителя, но и переживала их смысл, что на уровень повышало значимость таких бесед.



История восьмая: Согласие

 * * *

"...Когда в товарищах согласья нет, на лад их дело не пойдет, и выйдет из него не дело, только мука. Однажды...", - так писал в прошлом баснописец Крылов о пользе согласованных действий. Но, как справедливо говорится в той же басне: "...Да только воз и ныне там... ".

Невзирая на прошедшее время, с той поры в человеческом сознании мало, что изменилось в лучшую сторону. Возможно, это происходит потому, что, хотя мы и понимаем несомненную пользу от согласованных действий, однако не можем их правильно организовывать...

В этом повинны многие причины, в основном эмоциональные, но главная заключается в том, что эгоистические устремления до сих пор велики и востребованы современниками.

Именно такие устремления - основное препятствие саморазвития людьми чувства синхронного восприятия, мешающее слышать "звуки" душ других людей, эманации животных, природы. Живя в обществе, мы в нём обособленны, чужды друг другу. Это, конечно, беда, но не горе.

На этот раз Улиса и Странник пришли к Учителю вдвоем. Поздоровавшись, они прошли в комнату и сели, но не так, как обычно (ученица на диван, ученик - на стул у окна), а вместе. Улиса, конечно, заняла свое любимое место. Странник же сел рядом с ней, в кресло.

Разговор плавно тек, касаясь самых различных вопросов, но старательно обходил одну тему - их совместный проект, где ученик взял себе роль лекаря-экстрасенса, а ученица - пациента.

"Видимо, - решил Учитель, внимательно изучая совместимость биополей учеников, - у них произошел значительный качественный скачок в практике, где они применяли метод двусторонней связи".

Обычно целители требовали пассивности со стороны больных, и это было не просто правильно, но и обоснованно. Пациент, не понимая того, что делает лекарь, может помешать ему, совершая ненужные напряжения и даже противоречащие мысленные посылы.

С Улисой всё обстояло иначе. Она не только осознавала, "что", "почему" и "зачем" Странник делает то или иное движение, но и, подготавливая вместе со своим целителем очередной сеанс, имела даже некоторое влияние на решения Странника. Кроме того, занимаясь по программе школы, она развивала свое чувство внимания. Именно поэтому Учитель и предложил им двусторонний метод работы.

Некоторое время их совместную деятельность нельзя было назвать плодотворной. И дело было даже не в том, что они привыкали друг к другу в этой новой и необычной для них форме отношений. Просто чего-то не хватало - того, что было определяющим.

Учитель не спешил с подсказкой. Он вообще никогда не спешил, давая ученикам время и возможность не только поупражняться в вариативности своего мышления, но и проявить толерантность, а также настойчивость.

И только когда он убеждался в том, что данный вопрос не может быть решен в информативном поле такого порядка, им делалась лишь подсказка, имеющая косвенное отношение к решению проблемы. В общем, так или иначе, но ответы на свои вопросы ученики, как правило, находили сами.

Так и в этот раз Учитель, жалуясь на боль в ноге, попросил Странника вместе с Улисой передвинуть огромный старинный шкаф, мешающий свету свободно проникать в комнату.

Ученики, пыхтя, несогласованно толкали этот пережиток деревянного зодчества. Конечно, благодаря физической силе Странника, шкаф всё же был поставлен на указанное место.

Однако как только они уселись на свои места, не успев даже оттереть пот, Учитель заявил:

- Нет, мне тут тоже не нравится. Пусть стоит, где стоял.

От возмущения у Странника даже дернулась верхняя губа. Но, сдерживая себя, он произнес:

- Может быть, сначала обсудим этот вопрос, согласуем, утвердимся в правильности решения, а потом уже будем действовать?

- Хорошо, - как-то подозрительно легко согласился Учитель и, обращаясь к Улисе, произнес, - так что же вас тревожит в работе по экстрасенсорике?

Улиса женским чутьем сразу же заподозрила какой-то подвох (она хорошо знала методы их старого Наставника), но, так и не определившись в этом чувстве, ответила:

- Мы оба стараемся изо всех сил, однако у нас получается только какофония ощущений, нет совсем никакого результата.

- Ну, почему же никакого? А ваша "ка-ко-фония"? - Учитель со смехом произнес это слово. - Даже отсутствие информации весьма информативно, а тут... - и он смешно стал размахивать руками, - "ка-ко-фония"!

Улиса пристыжено замолчала, но тут в разговор вступил Странник:

- У нас нет согласованности. Мы стараемся, но каждый по-своему, и как это отладить - я не знаю.

- Да? - как-то странно произнес Учитель и стал внимательно смотреть куда-то мимо них.

Улиса и Странник одновременно повернули головы в сторону, куда был устремлен его проницательный взгляд... Но там они увидели только шкаф - всё тот же злополучный и страшно тяжелый памятник старины.

- Нет, я так не могу, - Учитель был настроен решительно, - давайте его назад, он тут явно не на месте.

Естественно, это было видно с самого начала, но хозяин есть хозяин, да потом еще и Учитель, поэтому Странник тогда и промолчал. Однако теперь, уже точно зная, во что оценивается такое молчание, произнес:

- А может быть, давайте поставим сюда, в угол? Здесь и ближе, меньше толкать, и не будет закрывать свет.

Наставник, как бы в сомнении, поджал губы:

- Не знаю, не знаю, - медленно произнес он, с каждым звуком отнимая у Странника надежду на то, что удастся решить вопрос с меньшим напряжением, - а ты как считаешь? - Учитель обратился к ученице. - Где шкафу место?

Улиса, прекрасно понимая чувства Странника, тем не менее, заметила:

- Конечно, тут он не на месте, но и в углу шкаф должен стоять не у той стены, а у этой, - и она указала дальнюю стену. - Это чуть дальше, но зато так будет значительно лучше.

Даже Странник вынужден был согласиться с ее идей. Верный своему активному нраву, он тут же стал организовывать процесс перетягивания. Они с Улисой спорили, обсуждали, согласовывали и, наконец, пришли к обоюдному мнению.

- Ты только слушай мой ритм и двигай по этим сигналам. Тогда наши движения будут синхронными, а значит, обойдемся меньшим напряжением, - говорила Улиса.

- Если бы мы сразу действовали, объединив усилия, то шкаф давно бы стоял там, где ему и положено. Я понял теперь, что, прежде чем начинать совместное физическое действие, надо обсудить план и настроиться на чувствование другого, иначе мы не сможем понимать того, "что" и "как" делаем.

- Хорошо, очень хорошо, - вдохновлял Учитель Странника, - а теперь от слов к делу, - и он попытался встать.

В едином порыве ученики кинулись к Учителю:

- Не надо, не вставайте! Мы сами всё сделаем, - неожиданно в унисон произнесли они.

С удивлением посмотрев друг на друга, они вновь повернулись к Наставнику.

- Ну вот, вы и нашли свой резонанс. А вот осознали ли причину, породившую его? - спросил он.

- Кажется, я поняла, - медленно произнесла Улиса, - Вы сплотили нас одной идеей, а любовь наполнила нас энергией.

Странник с удивлением посмотрел на Улису, но затем и в его голове стали происходить какие-то трансформации.

- Я понял! - неожиданно громко воскликнул он и, тут же устыдившись, тише продолжил. - Вы всё это нарочно придумали, со шкафом, с тасканием, чтобы мы, таким образом, поняли идею согласия. Я прав?

- Отчасти - да. Каюсь, - Учитель сокрушенно покачал головой, - хотя шкаф ведь действительно закрывал часть окна. А теперь, благодаря совместному, синхронизированному процессу размышления и действия, он займет подходящее место.

"Его место на свалке, а не здесь", - подумал Странник, но вслух не стал произносить ни звука. Ему, с одной стороны, не хотелось задевать чувства старого человека, а, с другой (и это было главным), - он с содроганием представил себе, как Учитель соглашается с его идеей, и ему приходится участвовать в перемещении шкафа с третьего этажа!

Учитель искоса взглянул на ученика, и у того мгновенно пересохло в горле. Но, видимо, обошлось, потому что старик лишь поудобнее устроился в кресле. Шкаф удивительно легко оказался в предназначенном ему углу, однако никто этому не удивлялся - всё уже было сказано.

- А вот теперь давайте рассмотрим вашу проблему, - и Учитель вопросительно посмотрел на Странника.

- Да, собственно, проблемы уже никакой и нет, - вступила в разговор Улиса. - Мы поняли, что прежде чем начинать очередной сеанс по экстрасенсорике, нам предстоит раскачать чувства восприятия друг друга, научится ими управлять в резонирующем режиме.

А затем уже и направлять, следуя технике образного построения, созданного Странником, - и они, улыбнувшись, синхронно посмотрели друг на друга.



История девятая: Случай на работе

В этот раз Странник пришел к Учителю в неурочное время. С одной стороны, такое поведение ученика было совершенно нехарактерным для него.

Имея глубокое чувство такта и уважения, он всегда стремился к тому, чтобы для своих нужд отбирать у Учителя как можно меньше времени. Поэтому появление его без приглашения со стороны выглядело не просто необычным, но и создавало некоторое ощущение тревоги.

Однако так мог подумать посторонний человек, но не Учитель, который, владея параллельностью мышления, уже давно наблюдал за необычными деталями, которые стали появляться в поведении его ученика.

Можно сказать, что Учитель предвидел то, что происходило сейчас со Странником, и лишь ждал кульминации с тем, чтобы совместными усилиями развернуть перед вниманием ученика его проблему. Но, невзирая на распирающие его страсти, ученик изо всех сил пытался держать себя сдержанно, проявляя гордость и внутреннее достоинство.

Улыбаясь в "усы", Учитель с удовлетворением наблюдал за поведением своего ученика. "Молодец, - говорил сам о себе старик, - мне удалось не только привить ему сдержанность, но и, что особенно важно, целенаправленность этого процесса".

Сейчас он видел, как ученик воплощал на практике идею о том, что любое ограничивающие действие обязано иметь не просто характер запрета, сдерживания, но и должно быть направленным к определенной цели. Другими словами, такому действию нужно иметь параллельную определенность.

Было видно, что Странник не просто исполнял ритуал приведения себя в равновесие с тем, чтобы соблюсти гостевые приличия, но и перераспределял силы бушующих в нем страстей, чтобы как можно конструктивнее разложить перед Учителем детали волнующего происшествия.

Постепенно темперамент Странника обрел управляемость. Учитель с любопытством ждал начала изложения учеником, видимо, очень важной и сложной темы. Странник вдруг замер, словно готовясь к прыжку и в следующий миг, легко и свободно, проговорил:

- Вчера я получил очень сильный удар, - и с каким-то восторгом, внутренней веселостью продолжил, - какой это был великолепный практический урок!

Зная Странника, его способности, Учитель без труда понял метафору, в форму которой ученик поместил свой первый эмоциональный посыл.

Странник, видимо, вновь переживая случившееся, мечтательно глядел куда-то вдаль. При этом он весь буквально светился каким-то неуловимым сиянием. Спустя мгновение его внутреннее напряжение спало, и уже абсолютно спокойно ученик пояснил:

- Вчера, на работе, у меня произошла стычка с начальником. Вернее сказать, я сам ее спровоцировал.

Последнее время, что-то около двух месяцев, Странник работал в одной охранной фирме, куда его пригласили. Видимо, тот самый начальник не забыл, как вел себя Странник в критических ситуациях, которые были обычным явление в одном ночном ресторане.

Тогда они были напарниками. Даже его, бывшего сотрудника МВД, не раз ставили в тупик необычные, но всегда эффективные реакции, которые демонстрировал Странник, как говорится, "разводя" конфликты.

На новом месте ему предложили хорошую зарплату. Кроме того, Странник оговорил себе некоторые послабляющие условия, которые были для него не прихотью, а необходимостью. Дело в том, что ему очень не хотелось пропускать из-за дежурств тренировки в школе "Встречный ветер" по внешней работе.

Парная, непрерывно держащая в состоянии прессинга работа была для него жизненно важна. Бывший напарник, а теперь начальник, к его чести, понял необходимость этих занятий для Странника и в виде исключения разрешил ему так регулировать свой рабочий график, чтобы все стороны сохранили свои интересы.

Видимо, эти уступки несколько расслабили внимание Странника, и он начал позволять себе делать некоторые, незначительные по его мнению, нарушения. Возможно, начальник их не замечал или, не желая скандалить по мелочам, просто молчал.

Как бы-то ни было, ощущая свою безнаказанность, которую исподволь культивировало в нем чувство собственной исключительности, Странник наконец совершил такой поступок, который, очевидно, уже обойти молчанием было просто невозможно.

Дело в том, что эта охранная фирма принимала в свой состав только тех, кто имел лицензию на ношение оружия. Это обязывало также и к ношению форменной одежды во время дежурства.

Эта, весьма важная деталь, которую обычно недопонимают гражданские люди, может оказаться решающей в экстремальной ситуации, когда надо будет мгновенно отличить своего от чужого. Ну и, конечно же, форма подтягивает, дисциплинирует.

Странник, имея вольнолюбивый характер, обычно конфликтовал даже при намеке покушения на его личную свободу. Так и эти дисциплинарные меры были для него в тягость.

Умом подчиняясь, он не принимал этот вид диктата в душе. Исходя из сказанного, не приходится удивляться тому, что за час до окончания дежурства, когда начальник ушел, Странник, переодевшись в цивильную одежду, отбывал на службе оставшееся время.

Все происходит неожиданно. Не был исключением и этот случай. Видимо, начальник что-то забыл и, вернувшись, обнаружил на закрытом объекте "постороннего".

Скандал вспыхнул мгновенно, словно порох. Хорошо зная своего ученика, Учитель прекрасно представлял всю палитру, в которой спорщики выражали свои чувства.

Начальник был, конечно же, прав, и Странником в его запале управлял, конечно же не ум, а апломб, который непроизвольно взрастил своей терпимостью тот же начальник. Как бы-то ни было, "схватка" подходила к пику, и надо было что-то решать. Первым опомнился Странник:

- Хорошо! - с некоторой трагичностью в голосе, будто он шел на подвиг, выкрикнул Странник. - Я одену ее! - и он с ненавистью взглянул на висящую одежду. - Я одену ее, хотя время моего дежурства уже прошло!

Я ее одену, раз Вам это так нужно, и сниму, - в этой тираде были слышны нотки упрека бывшему другу, жалость к себе, обида на весь мир и еще много чего того, что мы обычно тащим за собой по жизни, хотя чаще всего это всего лишь простые привычки, житейский мусор, который люди почему-то боятся выбросить на свалку личной истории.

Начальник, видя такое состояние подчиненного и искренне его уважая, хотел было уже спустить это происшествие на тормозах, но Странник, как будто ожидая этого, с еще большей злостью, но, в тоже время, и с необычным спокойствием, твердостью произнес:

- Нет, я сказал - одену - значит, одену, - и, отойдя, начал спокойно, как-то утрированно скрупулезно одеваться.

Начальник, желая примирения, сделал было к нему шаг с тем, чтобы развеять напряженность, но взгляд резко повернувшегося навстречу Странника остановил его так, словно он на полном ходу налетел на скалу.

- Ну ладно, - миролюбиво проговорил начальник, - давай без эмоций. Согласись, ведь я же прав?

Однако Странник медленно, видимо, еле сдерживая бушующие внутри него страсти, проговорил:

- Я сказал, что одену, и одел, видишь? Я говорю, что не буду снимать ее раньше положенного срока, значит, не буду. Раз я так сказал, значит, так и будет. И давай с этим покончим.

Если ты считаешь, что я к тебе в претензии или, более того, личной обиде, то ты ошибаешься. Я имею претензии только к самому себе, а ты здесь абсолютно ни причем, - окончив столь несвойственную ему длинную тираду, Странник уже абсолютно спокойно стал раздеваться.

Его самого удивила та аккуратность, с которой он снимал и вешал столь ненавистную для него форменную одежду. Все те, кто были невольными свидетелями этого конфликта, расходились молча, никак не выражая своего отношения к происходившему. Только один, видимо, пытаясь нажить для себя некоторые дивиденды, с демонстрационным сочувствием произнес:

- Молодец, как ты его... - но закончить свою мысль не успел.

- Заткнись! - и Странник посмотрел на охранника взглядом такой тяжести, что если бы тот не сидел, то, наверное бы, упал, подрубленный весом ненависти, сконцентрированной в душе Странника.

- Но потом, - ученик обернулся к Учителю, - я подумал: все получилось очень хорошо. Каждый получил свой урок. Начальник - свой, к тому же еще раз почувствовал, что я все тот же, а может, стал еще сильнее.

- Я думаю, - вклинился в монолог ученика Учитель, - он заметил в тебе и то, что ты стал мудрее. Ведь ты подчинился не его воле, а своей, которая явилась компромиссной в вашей ситуации.

Ты сделал не то, что он хотел, но то, что требуют правила от воина. И эти правила были тобою приняты добровольно, осмысленно. Мне кажется, для тебя это весьма значительный шаг в учебе по контролю мышления.

- Да, мне тоже показалось, что это его сильно удивило. Он так быстро закрыл тему, видимо, не желая всё испортить. Ведь, невзирая на всё, он меня ценит и относится ко мне всегда с уважением. Но вот каков был удар по моему самолюбию, я до сих пор вспоминаю с восторгом.

Я! - Странник ударил себя в грудь кулаком. - Я подчинился, не взорвал конфликт, не хлопнул дверью. Нет, я просто смог принятием идеи убрать, увести в сторону энергию удара.

И знаете, после этого я почувствовал себя не слабее, а сильнее. Как бы уступив, я не считаю себя проигравшим. Наоборот! Мне кажется, что я что-то выиграл. Победил, хотя до конца не пойму, кого, ведь все, вроде бы, выиграли, так кто же проиграл? - и Странник вопросительно посмотрел на Учителя.

- Ты сам уже произнес ключевую фразу, но не услышал ее, - старик, видимо, призывая ученика усилить внимание, поднял вверх указательный палец. - Победа только тогда реальна, когда при завершении конфликта нет пострадавших, проигравших.

Если же в результате конфронтации одна из сторон оказалась в кризисной ситуации, то другая не может считать себя победительницей, а это значит, что все проиграли. Тут либо все выигрывают, либо все проигрывают.

Странник наморщил лоб:

- Возможно, я и сказал это, но, даже выслушав свою мысль в Вашем изложении, я ровным счетом ничего не понял.

- Да, это не так просто. Но не понять, а принять такой взгляд на отношения. Ты помнишь, как много мы говорили о параллельности? Так вот, и в этом случае речь идет именно о ней.

В линейном мышлении этот вопрос выглядит, конечно же, не так. Логика последовательности требует разделения. Если есть победитель, значит, обязательно должен быть побежденный и наоборот. Со стороны ума, как будто, нет никаких противоречий, но вот со стороны разумности...

- При чем здесь разумность? - ученик стучал себя кулаком по коленке, как будто выколачивал из бездарного сустава элементарный ответ. - Победа - это альтернатива поражению, и тут не может быть двух мнений.

- Спокойнее, - осадил ученика старик, - не надо уродовать собственную ногу. Тем более что она совершенно невиновна в том, что голова не может помочь тебе в решении.

Заметь, я не оспариваю выкладок ума. Я говорю о другом, а именно о том, что параллельно с линией ума имеет место и линия интеллектуального видения, которая столь же справедливо утверждает свою позицию.

- Ну ладно, - видимо, устав, Странник махнул рукой, - так кто же прав?

- Оба!

- Что? - ученик даже поперхнулся.

Откашлявшись, он категорически заявил:

- Так быть не может!

- Может, - усмехнулся старик. - Вот скажи мне, для тебя кто ближе, белый или негр?

- Ну, конечно, белый.

- Правильно, а для негра ты не прав, негр для его понятий более конструктивен. Но в своем противоречии вы оба правы.

- А при чем тут негры?

- Негры тут действительно ни при чем. Тут "при чем" параллельность мышления, а значит, и видение.

Линейное мышление направлено из прошлого в будущее и здесь конкретика отношений говорит о том, что есть проигравший и выигравший. Это позиция ума. Но разум рассматривает эти отношения в направлении будущего в прошлое. При этом картина отношений выглядит совсем по-другому.

- Ну и как же? - Странник картинно выгнул брови.

Очевидно, так он позволял себе бросить вызов Учителю. Старик, не обращая внимания на потуги ученика, продолжал:

- А вот что бы ты сделал, если бы проиграл поединок?

- Ну, я бы, во-первых, проанализировал причины, сделал бы соответствующие выводы, произвел бы кое-какую коррекцию, создающую для меня более выгодные условия и, убедившись в собственном превосходстве, сделал бы новый вызов на поединок, надеясь, что на этот раз успех сопутствовал бы мне.

- Очень хорошо, - старик удовлетворенно почмокал губами. - А вот теперь не кажется ли тебе, что своей победой, тогда, твой соперник создал условия для того, чтобы в повторном поединке проиграть?

- Ну, в общем, это, конечно же, так.

- А раз так, то разве можно назвать победой то, что ведет к поражению?

Тут Странник даже замер от видения этой картины, образы которой ярко, сочно и аргументировано показали обратную, теневую часть отношений, которые, как и сама жизнь, никогда не останавливались.

- Я понял! - вдруг выкрикнул он. - Если конфликт имел бы оконченность, то тогда, возможно, и будет победитель и побежденный, но в реальности существует только текучий, непрерывный процесс! Именно он является настоящим, которое не может быть зафиксировано ни в какие формы, в том числе и в формы победы либо поражения.

Настоящее - это причинно-следственный ряд, где время течет в обоих направлениях. Значит, подобная параллельность времени должна создавать целостность реальности, в которой хорошо может быть только всем, как, впрочем, и плохо.

- Правильно, - Учитель удовлетворенно кивнул головой, - вот это и есть то главное, что ты почерпнул во время конфликта со своим начальником, а вот теперь еще и смог это осознать. Поэтому я и говорил тебе, что если хочешь в жизни выигрывать, делай это так, чтобы в твоей игре не было проигравших.

- Но где же, в таком случае, будет линейность, как часть параллельности?

- Она будет заключаться в том, что проигравший все же есть - это сам конфликт, но без людей, которые выиграли. Он не будет иметь возможности к проявлению.

В наступившей тишине Учитель ясно увидел, что все его мысли заняли соответствующее положение в информационном центре сознания его ученика. С чувством глубокого почтения Странник взглянул на Учителя.

У него даже не возникло желания что-либо сказать. Да и что можно было добавить к уже сказанному? И в этой тишине, беззвучно, еще раз прозвучали мудрые наставления его Учителя:

- Хорошее - в добре, плохое - в зле. Но и то и другое является плодом наших рук. Самих по себе добра и зла не существует в природе, - так, в задумчивости, они оба забыли о времени, погрузившись в размышления...

Страннику надо было переработать материал первостепенной важности. Однако что-то все же мешало ему делать эту работу успешно. Сейчас он сосредоточенно пытался вытянуть этот вопрос наружу.

Но он, в самый последний момент, ускользал от Странника, который хотел оформить его в смысловое выражение. И когда ученик, отчаявшись, оставил все попытки это сделать, вопрос всплыл сам, без каких-либо усилий. Опасаясь того, что он вновь исчезнет, Странник тут же его задал:

- А что делать, если противник не хочет идти на компромисс? Не хочет договариваться? Не хочет добра всем, ища удачи только для себя? Как быть в параллельности с этой проблемой?

Учитель усмехнулся:

- Да, долго же ты шел к этому вопросу. Я уж, думал, ты его не задашь никогда, а он ведь звучал "за кадром" во весь голос. Действительно, этот вопрос абсолютно реален и актуален.

Подавляющее число людей живут в линейности, а там существует лишь одно положение - торжество над горем. Поэтому христианский постулат о "другой щеке" выглядит, конечно, ущербно. Покорность унижает и, хуже того, отупляет. Вот почему я говорил тебе, что линейность, как часть параллельности, также имеет право на жизнь.

Это значит: если конфликт имеет тенденцию к развитию, делай всё, чтобы это были не твои усилия. Отвечать нужно жестко, определенно, но постоянно показывать, что это его собственные посылы, только в отражении.

Уступать насилию нельзя. Нужно раскрывать истинные причины инцидента. Ты уже понимаешь идею параллельности, пусть поймет ее и он. Без этого, без понимания обеими сторонами бесперспективности конфронтации, ни о каком договоре не может быть и речи. Уступить насильнику - значит обречь себя на постоянное внимание с его стороны.

Правота обязательно должна быть защищена, иначе она не будет стоить и ломаного гроша. Но вот где она, правда, как ее определить - главный вопрос отношений во все времена.

Я, - Учитель вновь посмотрел на ученика, как бы оценивая степень его внимательности, - хочу, чтобы ты точно увидел тот критерий, по которому сможешь определять правомерность как своих, так и чужих поступков. Речь идет снова о параллельности.

Нельзя считать правдой то, что несет с собой однобокость, перекос, торжество одного над другим. В линейности нет правды. Часть не может решить проблемы целостности. Смотри, чего добивается своими поступками тот или иной человек, в том числе и ты сам. Хочешь чего-то лично для себя, игнорируя или, хуже того, принижая других? Пойми - в этом нет правды.

- Но как же быть?

- Такому положению надо противопоставить достойную альтернативу, где в противовес тобой будет выдвигаться другая версия, дающая возможности всем. Ты спросил меня "как? ". Я отвечаю: "вот так!". Твердо, уверенно и непоколебимо.

Убедился в том, что твои собственные действия ошибочны? Прими это не только как факт, но и как перемену позиции. Это не слабость, не трусость и тем более не проигрыш.

Это проявление силы, смелости, которые и приведут тебя в конечном итоге к выигрышу. Ведь именно это положение было тобой продемонстрировано в конфликте с начальником.

Уступив ему, ты выиграл, а главное - осознал параллельность. Однако кое-что выиграл и он, и другие - из наблюдавших. Выиграла в конечном счете истина, а проиграл конфликт.

- Я все понял, - и, почувствовав легкость, Странник стал прощаться с Учителем.



История десятая: Массаж

Сам по себе массаж является идеальным способом, помогающим и способствующим организму восстанавливать не только физические, но и психические силы. Иммунная система при этом получает возможность вернуть себе утраченные в борьбе со временем позиции.

Кроме того, от биоэнергетики организма зависит также и ткань мозга, а от психической энергии - его активность. Значит, массаж влияет и на ментальную сферу.

Однако почему-то, невзирая на столь очевидные рекомендации, массаж нельзя назвать популярным способом восстановления. Что-то мешает. А может быть, чего-то не хватает в имеющейся информации по этой теме?



Урок согласованности дал великолепный результат, о чем лучше всех слов говорило восторженное выражение лица Странника и удовлетворенное - Улисы. Но теперь они пришли с новым вопросом. Начал, как всегда, Странник:

- Мне кажется, - несколько робко произнес он, - что нам не хватает в нашей работе объема. Может быть, Вы разрешите нам использовать в этом процессе еще какие-нибудь приемы?

После некоторой паузы Учитель спросил:

- А чтобы ты хотел добавить к тем энергетическим приемам, которые вами уже используются?

Странник ответил сразу. Видимо, они с Улисой уже обсуждали эту тему. Он начал издалека:

- Вы часто говорите о пользе комплексного воздействия. Так вот мы и подумали: "Почему бы нам ни использовать массаж?". Параллельно с экстрасенсорикой он будет, несомненно, усиливать лечебный эффект. Во всяком случае, нам так кажется.

- Ну что ж, - старик пожевал губами, - думаю, это не повредит, - и, заметив движение ученика, добавил. - Я имею в виду не то, что мануальный массаж не согласуется с пассовым, а то, что твоего внимания должно хватить на обе техники.

Однако тебе надо знать следующее: мануальным массажем ты будешь завершать экстрасенсорную процедуру. И никогда не меняй их местами! Ведь "мануалка" усиливает общий фон, идущий от тела, а в нем ты не найдешь объекта своего внимания. Кроме того, сам утомишься от физического напряжения, и тогда будет уже не до энергетических пассов.

- Я понял Вас, - заговорил Странник после некоторой паузы, - хотя вначале думал по-другому, считая, что мануальным воздействием я, наоборот, активизирую и свой, и ее организм. Очевидно, все сложнее, чем я вижу с этих позиций.

- Хорошо, хорошо, - успокоил его Учитель, - теперь о самом массаже. Давай начнем с простого. Ты знаешь энергетические направления тех потоков, которые мы стимулируем во внутренней работе упражнением "Черепашка". Вот от тебя и будет требоваться, чтобы ты согласовывал свои физические пассы с этими потоками.

Причем исходящие направления тебе следует сопровождать ладонью, а на возврате уже будет задействована тыльная часть кисти. Кроме того, я сказал "сопровождай".

Этому необходимо следовать в буквальном смысле слова, а потому тебе надо обязательно погрузиться вниманием в глубину тела пациента с тем, чтобы ощутить энергетические потоки. Точнее, те энергетические импульсы, которые они посылают к поверхности тела.

Начинай очень легко. И только когда почувствуешь, что энергия заключила с тобой соглашение, можно увеличивать давление рук с тем, чтобы в дальнейшем перейти к проминанию. Здесь также нужно быть очень внимательным - тканевые узелки, с которыми тебе придется встретиться, нельзя разламывать - это очень опасно для здоровья Улисы.

Вообще, никогда ничего не ломай, как, впрочем, и не строй, ведь это не твоя область. В теле человека существует механизм как построения новых клеток, так и разрушения, с последующей утилизацией.

Всё это уже создано, но зачастую не работает так, как надо. Поэтому твоя задача как раз и заключается не в том, чтобы что-то ломать, строить и так далее, а просто помоги ее организму вернуть утраченные функции.

Повторяю еще раз: обязательно требуй от ее энергетики отклика, соответствующего силе твоего запроса. Хотя если ее отклик слабее, сбавь давление до того уровня, который соответствует энергетической упругости Улисы. Любая форма насилия запрещена.

Заканчивай массаж общим поглаживанием с постепенным отводом рук от ее кожи. Если твой массаж был конструктивным, ее тело отзовется благодарностью, которую ты ощутишь в бесконтактном положении рук.

Это будет легкая, скользящая прохлада, которая подпружинит твои ладони, а в области между лопатками станет тепло и очень уютно, - после паузы Учитель добавил, - да, тепла и уюта, хотя я и не могу тебе сейчас объяснить, почему мною были употреблены именно эти слова.

В наступившей паузе прозвучал голос Улисы:

- Я так прониклась Вашим изложением этой техники, что у меня, совершенно непроизвольно, возникли именно эти ощущения.

- И у меня тоже, - тихо сказал Странник.

- Вот и ладно, - Учитель слегка потянулся, - затем, когда вы освоите эту технику, я научу вас еще некоторым приемам, - и после этих слов Наставника ученики перешли к обсуждению результатов своей внутренней работы.

Улиса и Странник были полностью поглощены работой по экстрасенсорике, да теперь еще и массажем. Действительно, плотность их лечебных процедур была настолько велика, что, видимо, они бы и не вспомнили об обещании Учителя показать им еще кое-какие приемы из массажного арсенала. Но, как это обычно бывает, вмешался случай.

*

Как-то утром выходного дня Улиса занялась уборкой дома. Дела, как обычно, цеплялись одни за другие. Она и не заметила, как провозилась до вечера. Взглянув на неумолимо двигающуюся стрелку часов, Улиса вспомнила, что сегодня к ней должен зайти Странник. Хоть это и не был день занятий, но, очевидно, ему просто хотелось посидеть у нее в гостях, попить чаю, поговорить о жизни.

Времени оставалось в обрез. Хозяйка дома, заканчивая прибираться после грандиозного аврала, очевидно, резко повернулась и тут же, вскрикнув, села как-то боком, прямо на пол. Это был "и смех, и грех". Она не могла даже повернуться, как ее тут же пронизывала обжигающая поясницу боль.

Так, сидящую на полу, ее и обнаружил Странник. Он сначала никак не мог взять в толк, что же с ней произошло, все допытывался, не поднимала ли она чего-нибудь тяжелого. Но Улиса объяснила, что, видимо, за целый день титанических усилий мышцы спины устали и не смогли больше удерживать позвонки в требуемом положении, а резкий поворот довершил начатое.

В общем, благо, что пол был чистым: Странник начал медленно и осторожно укладывать Улису рядом со столом. Наконец, с большим трудом, это удалось сделать. Обнажив спину больной, Странник удивился еще раз, увидев резкий изгиб позвоночника в области поясницы.

Улиса, подстроившись под новое положение, чувствовала себя терпимо, однако боль не уходила, перейдя от резкой к ноющей. Но едва Странник коснулся пальцами спины своей пациентки, как тут же раздавшийся крик буквально отбросил его в сторону.

- Ты чего? - недоуменно спросил изумленный целитель.

Ему, знавшему Улису как терпеливую и неназойливую пациентку, такая бурная реакция была непонятна.

- Да больно же! - и добавила. - Видимо, ты никогда не вывихивал себе спину.

Странник действительно никогда ничего себе не вывихивал. Ломать - ломал, но вот чтобы вывихивать... Нет, такого не было. Теперь он попытался очень осторожно касаться спины Улисы. Ее стенания стали более умеренными, но он не мог сделать главного - вставить на место позвонок.

- Наверное, надо просто сходить к Учителю, - предложил Странник.

Но Улиса, умом понимая необходимость его ухода, не могла его отпустить сердцем:

- Не оставляй меня одну, - как-то твердо заявила больная, - если уйдешь, я тут же умру.

Конечно, Странник понимал, что от этого не умирают, но, видя ее психическое состояние и физическую беспомощность, пообещал не оставлять.

- Сходи к соседям напротив, там живет баба Маня. Она, я знаю, занимается травами, может быть, и со спиной что-нибудь сделает.

Странник открыл дверь в коридор. Прямо напротив него входила в соседнюю квартиру крупная бабуля.

- Вы баба Маня? - спросил он у нее.

- Да, - ответила та, - а тебе чего, милок, надобно?

- Да вот, у вашей соседки что-то со спиной. Не могли бы вы ей помочь?

- Это у Улисы, что ли? - прогремела басом старушка и, не дожидаясь ответа, сказала. - Сейчас зайду, вот только разложу покупки.

Странник вернулся в комнату. Улиса лежала в той же позе и слегка всхлипывала.

- Что, болит? - поинтересовался он.

- Да нет, не сильно. Просто обидно: старалась, старалась и вот...

Странник хотел сказать что-то ласковое, ободряющее, но пока он собирался и, уже было, открыл рот, как его опередил голос, донесшийся вслед за скрипом открывающейся двери:

- А, вот ты где, голубушка, - бабуся тучной массой двигалась вглубь комнаты. - Так, что у нас тут? - она внимательно осмотрела спину больной, потом добавила, поджав губы. - Так, ясно, - затем, обернувшись к Страннику, резким, приказным тоном скомандовала, - принеси-ка мне какого-нибудь крему.

Странник, обычно никого не слушающийся и никому не подчиняющийся (уж таким был его строптивый характер), неожиданно послушно встал и принес из другой комнаты какой-то крем.

- Подойдет? - спросил он.

Бабуля, мельком взглянув на название крема, сказала:

- Подойдет, - и забрала у него тюбик.

Намазав руки и спину мазью, она сначала размазала ее по всей больной области, а затем начала делать необычайно легкие движения пальцами, рядом с позвонками. У Странника почему-то возник образ игры на рояле. Слезы на глазах Улисы высохли, она даже отвечала на ничего не значащие вопросы старухи. Потом удивленно сказала:

- А у меня уже ничего не болит.

- Лежи, лежи. Ишь, прыткая какая, - проворчала бабка, - у тебя очень сильный вывих.

Странник, наблюдая за действиями старухи, с удивлением отмечал, что кривизна спины стала менее отчетливой, но все же оставалась. Минут через пять целительница заявила:

- Придется править, никак не хочет становиться на место. Уж ты чуток потерпи, милая, - и старушка, сделав резкое давление одной рукой, второй легко стукнула прямо по выпирающему позвонку.

Улиса тихо охнула, но тут же с облегчением вздохнула:

- Все, не болит, - выдохнула она.

- Теперь потихоньку вставай. Сначала на колени, а затем уже обопрись о стол. Лежать сейчас не надо, лучше понемногу двигайся.

Улиса, улыбаясь, встала. Однако тут же сморщилась.

- Ничего, - закивала головой старушка, - еще некоторое время поболит, затем пройдет, но ты впредь будь поаккуратней.

Улиса душевно поблагодарила соседку и проводила ее до дверей. Вернувшись, она обнаружила Странника, сидевшего с задумчивым видом.

- В чем дело? - спросила его Улиса.

- Видишь ли, - он смотрел в пол, - я считал себя уже целителем, специалистом, а тут какая-то древняя бабка преподала мне отличный урок целительства. Видимо, я еще ничего не знаю.

- Ну почему же "ничего", - стала успокаивать его Улиса, - просто с таким случаем ты еще не сталкивался, да и Учитель нам ничего не рассказывал о вывихах спины.

- Кстати, - Странник, резко выпрямившись, посмотрел на Улису, - ты помнишь? Он ведь хотел еще когда дать нам дополнительные уроки по массажу! Видишь, как бывает в жизни.

Мы увлеклись одним и забыли про другое, а ведь все взаимосвязано. Вот нам обоим жизнь и преподала урок внимательности. Завтра же идем к Учителю! - и Странник вскочил на ноги.

- Так завтра же, - улыбнулась Улиса и пошла ставить чайник.

П. Веденин, 2000