A A A A Автор Тема: Психо-память и психо-знания  (Прочитано 4172 раз)

П. Л.

  • Учитель
  • Сообщений: 526
Психо-память и психо-знания
« : 01 ноября 2003, 03:00:00 »
Такое разделение ментальной сферы сознания вызвано необходимостью детально изучить тот механизм мышления, которым пользуется и который использует человек в результате своей жизнедеятельности с тем, чтобы разработать технику параллельных возможностей и адаптационных способностей Воина.

Так как именно воинственность является единственным состоянием сознательности, которое до конца остается боеспособным и дееспособным как в стрессовых, так и депрессионных капканах, так или иначе встречающихся на жизненном пути каждого человека.

Её основополагающей идеей является стремление выживать, научившись не только пользоваться опытом, но и конструктивно использовать его активы в своих непосредственных целях, а, затем уже, и в перспективных интересах.

Что, конечно же, будет работать на создание некоего условного уровня возможной комфортности. И в этой связи нам будет необходимо выделить ту исходную параллельность, о которой мы и станем говорить далее.

* * *

Первой линией, создающей параллельность, будет та функция ума, которая называется память.

Второй линией сознательности, собственно, и создающей параллельность мышления, станет интеллектуальная составляющая, ответственная за организацию знания.

Прежде всего, чтобы текст обрел ясность, нужно сориентироваться в вопросах терминологии. Мы считаем, что Знаний, как реальной силы, вне интеллектуальной зоны не существует.

Однако она имеется в виде свободной информации, которая представлена в различных сочетаниях объективной реальности.

Это значит, что Знание - продукт личной субъективности, и является реальной силой только при соблюдении личностью психико-иммунной экологичности, чистоты помыслов.

В любом другом варианте о Знании следует говорить только как об информации, так как в этом случае не нём нет личного понятийного клейма. А это значит, что имеющейся материал не имеет максимальной достоверности, что может быть не только вредным, но и опасным.

Почему же появилась необходимость говорить о параллельности, как о том состоянии сознания, которого необходимо достичь? Разве ум не может обеспечить нас Знанием? К сожалению, вынужден утверждать следующее.

Ум способен только к линейному анализу на основе первичной памяти. А поскольку память имеет многоуровневую структуру, то не всегда и не весь материал, имеющийся в наличии, может быть задействован при таком анализе.

И еще одна немаловажная деталь: мышление, основанное на воспоминании, медленное.

А мышление, основанное на реакции (хоть оно скорое и резкое), всё же грешит неточностью. Причем как в пространственном аспекте, так и во временном.

Поэтому правильнее было бы разделить память ума на две, условно существующие, половины.

Первая - актуальная, которая проявляет свои силы в виде быстрой реакции, а вторая - неактуальная, работающая посредством медленных воспоминаний.

И тут вопрос ставится не как кратковременность или долговременность, а именно как актуальность, важность, востребованность.

* * *

Раз мы говорим о параллельности, следовательно, надо также обсудить и соответствующий уровень интеллектуальности, отвечающий за знание. Поэтому и знания нужно будет так же условно разделить на два положения.

В одном из них мы расположим теоретический процесс осмысления, а в другом - практический, где теория базируется на интересе наблюдателя, а практика - на потребности созидателя.

Собственно говоря, эти детали, о которых мы говорим, как об отдельно существующих положениях, не только известны, но и активно используются в практике жизни, однако с одной оговоркой - раздельно.

Мы же говорим о параллельности, то есть о комплексном использовании всех возможностей человеческой сознательности.

Причем в этой идее заложен не принцип сложения деталей (что может привести только к их суммарности), а умножение их соотношений, что уже способно вызвать прогрессию.

То есть в параллельности возникают такие взаимоотношения между производными частями, которые позволяют говорить о возникновении эффекта резонанса, чего в линейности достичь невозможно.

* * *

Однако вернемся к памяти ума, начав отсчет одного уровня взаимоотношений.

Так, если актуальная память реагирует быстро, хотя и неточно, тем не менее, позитив всё же возникает, потому что эта реакция - целевая и конкретно направленная, можно сказать, узкоспециализированная.

В чём, естественно, имеется некоторый смысл. Ведь если та неточность, о которой мы говорили выше, не будет локализованной, то можно себе представить, какие разрушения будут сопровождать такие действия.

В то же время, неактуальная память своими медленными воспоминаниями пытается восполнить несовершенство ума тем, что подает к осознанию тот материал из своих кладовых, который, в общем-то, может и пригодиться.

Так это или нет, разбираться с этим в веренице событий времени нет, да и возможности тоже. Поэтому ум использует механизм случайных ассоциаций, лишь приблизительно напоминающих возникшую реальность. На этой базе и создается некая обобщенность, которая реакцию дополняет энергией.

Но всё это лежит в сфере только одного (первого) уровня приспособляемости, так как задействованы лишь информационные параметры, где память ума является только хранителем данности с последующим логическим ее выстраиванием в виде линейной последовательности.

В то же время, одновременно, возникает и интерес интеллекта к теоретическому знанию посредством наблюдения за этой последовательностью.

Причем такой интерес соотносится не с завоеванием цели, а с организацией самого процесса движения, где идеей становится достижение этим процессом качества, мастерства исполнения.

И этот процесс создаётся не на принципах обобщения деталей, а на основе их индивидуальной значимости. В итоге волевая составляющая на практике обретает смысл, являющийся основой для поддержания активности.

Этому способствует и множество вариантов, которые возникают в данном процессе. Ведь из предлагаемого многообразия всегда можно выделить требуемое разнообразие с тем, чтобы практический опыт смог бы послужить предтечей знанию.

* * *

Всё вышеизложенное в отношении быстроты, целевой и узкой направленности реакции ума на основе информационной памяти подводит нас к мысли о том, что однотипность реакции является единственно реальным способом обеспечить минимальный, но сиюминутный эффект безопасности.

Примером может послужить такая однотипная реакция, наблюдаемая у хищников, как оскал зубов, которые они демонстрируют по каждому тревожащему их внимание сигналу. Они это делают на всякий случай, можно даже сказать, в упреждающем режиме.

Неактуальная память в этом случае подает к осознанию весьма приблизительное обоснование, которое так и не выходит наружу из недр памяти ума, как значимость, а существует всего лишь как воспоминание, имеющее только некоторую приближённость к действительности.

Однако интеллект, стремящийся к формированию знания, в том числе из однотипных и обобщенных воспоминаний ума, создает фундамент для образования некоей целостности.

Где приблизительность и однотипность оказываются включенными в актив на паритетной основе с остальными составляющими знания.

В результате вера практического созидателя использует для выработки Знания все свои возможности к комбинаторике, которая теперь в полной мере проявляется способностью к параллельности через симбиотичность, вариабельность, гибкость и пластику.

В этом контексте актуальная реакция уже выглядит как "умею", а неактуальная - как "могу". Но, в то же время, ум выдает свои качества больше как угрозу, не будучи полностью уверенным в себе, в своих силах.

Хотя знания интеллекта позволяют ему пусть-то и на теоретической базе, но всё же осознать ситуацию, видя ее в истинном свете. В результате практическая воля ума позволяет ему заявлять себя в мире реальных отношений личностью, берущую ответственность за свои действия.

Вот почему такая реакция может действовать в необходимом темпе, воспоминания удерживают ритм, наблюдатель же следит за гармонией общего состояния. И в итоге мы становимся свидетелями звучания мелодии волевого самовыражения, основанного на знании веры.

* * *

Мы говорили о параллельности сознания, где составными частями со стороны ума была актуальность инстинктивной реакции и характер, как воспоминания не первой важности. С другой стороны, была задействована интуиция на основе теоретического интереса и творчество практического Знания.

Вернувшись к нашему первичному разделению на две условные части, можно сделать следующее заключение. Ум предпочитает пользоваться случаем, а интеллект - использовать свое участие. Вот эти-то две позиции личности нам необходимо объединить в единую параллельность.

В учебном процессе каждый из названных уровней практикуется одновременно. Когда один блок уровней освоен, к нему добавляется следующий, как параллель, который совместно с первым образует уже сдвоенную параллельность. И так - до полного освоения программы.

При этом никогда не утверждается, что интеллектуальная область сознания является более предпочтительной, чем умственная. Параллельность лишь демонстрирует преимущество совместного конструирования процессов взаимоотношений, где каждая часть имеет право на существование.

Просто единице целостного ментала, в отдельности, всегда есть, что "сказать". Но сделано это должно быть в свое время и на своем месте, под контролем (властью) "личностного Я".

Речь идёт о т.н. выучке или дисциплине сознания (о его вере и воле), которую не надо путать с армейской муштрой.

Конечно, каждое направление в этой параллельности может быть как приоритетным, так и вспомогательным - всё зависит от конкретной ситуации.

И это не должно быть предметом спора и уж, тем более, конфликта. Личность успешного человека всегда должна быть ведущей и определяющей, то есть властной.

Вот тогда Искусство Воина проявит себя жизненностью в полной мере, привнеся в судьбу человека умение гармонизировать взаимоотношения контактирующих единиц как внутри своего сознательного поля, так и снаружи.

П. Веденин, 01.11.2003