Автор Тема: Когда душа поет?  (Прочитано 3023 раз)

П. Л.

  • Учитель
  • Сообщений: 526
Когда душа поет?
« : 15 Январь 2004, 03:00:00 »
Почему человек поет и всегда ли его пение является песней? Также возникает и второй вопрос: а каждая ли песня есть пение?

И хоть в математике есть утверждение, что от перемены мест слагаемых сумма неизменна, но в искусстве, где чувство доминирует над логикой, такое утверждение неочевидно.

Попробуем разобраться в этом вопросе. Но, прежде всего, давайте поймем, почему или отчего человек поет? Зачем это ему нужно и как это происходит? А также: почему желание петь возникает циклично?

Для того чтобы получить ответы на поставленные вопросы, следует понять "как" и "за счет чего" функционируют его сознательность, которая состоит из трех, активно взаимодействующих структур.

Это, прежде всего, психика человека - во главе с осознавателем-умом.
Интеллект - являющийся выражением духовности.
И чувственная сфера - как отражение качественной стороны нервной системы организма.

Несложно предположить, что взаимодействие этих трех величин, как исполнителей, должно управляться и направляться некой силой, стоящей над всем этим триединством.

Другой величины, кроме как "Личностного Я", предложить на эту роль невозможно. Расписывая эту схему, я пытаюсь дать вам видение того процесса, который лежит в основе заглавного вопроса.

Дело в том, что все процессы, идущие в ментальном поле, имеют не только свой темп и ритм (которые задают информационные потоки), но и еще подвержены воздействию "Личностного Я" (которое преобразует их в причинно-следственный ряд), а также и влиянию, которое придает этому процессу эмоциональный окрас.

Хотя для нас, в этом контексте, важно понять одно. Вся эта гамма взаимодействий не может быть произведена без соответствующих им энергетических модуляций. Следите: эти самые энергомодуляции, по сути, являются инфограммами тех процессов, которые происходят в сознательном поле человека.

Известно, что наше мышление происходит главным образом за счет образных построений - это так. Но синхронно с таким процессом идет и его энергомодуляционное отображение. Для чего это нужно? В чем смысл такого дублирования?

Дело в том, что "Личностное Я" (для того, чтобы направлять и управлять мыслительными процессами), обязательно должно иметь с ними обратную связь, которая идет по двум каналам. Одним - основным и вторым - дублирующим.

Но этот дубляж ни есть банальная втора. Он принципиально отличается от основного. И если первый канал - это визуально-голографический, то второй - это аудио сверхчувственный.

Визуальное изображение, конечно же, ярко, но скоротечно, а его повторное воспроизведение уже чревато значительными погрешностями. Аудио же сигнал не столь четок при первичном прослушивании, но зато при повторном воспроизведении позволяет (на сверхчувственном восприятии) более детально осмысливать необходимую информацию.

Так, при помощи этих механизмов, "Личностное Я" может, через осознавателя-ума, осмысливать необходимую информацию, а также направлять и управлять энергией своей воли.

Но, как уже было сказано, визуальный сигнал кратковременен и локализирован. Чтобы его воспроизвести, требуется время, а аудио сигнал воспроизвести проще. Кроме того, звукоряд имеет одну особенность, которую не имеет образность.

Речь идет о том, что образный ряд - это по кадровое, т.е. дробное воспроизведение действительности. Звукоряд может быть совмещен с очередным проявлением информации без потери смысла.

В общем, через внутренний образ "Личностное Я" видит конкретную картинку, а через внутренний слух оно воспринимает панораму. Первое - импульсно, второе - непрерывно. Вот поэтому "Личностное Я" и может иметь максимально достоверное знание о реальности.

Но причем здесь пение? А вот причем. Внутренний слух имеет доступ только к теневой части ума. Внешний слух связан со светлой частью ума. Та же картина и с визуальным восприятием.

Так, тень ума контактирует со сновидениями и "снослышаниями". Свет ума видит через глаза и слышит через уши. Таким образом ум, как единый осознаватель, пользуется параллельным восприятием дуальной информации. Есть, конечно же, и другие информационные поступления, но они не столь насыщены, и потому мы о них не говорим.

Так вот, возвращаясь к двуликости ума (посредством чего он и создает объемность для "Личностного Я"), надо сказать следующее. Не всегда "Личностное Я" удовлетворено теми посылами, которыми снабжает его ум. Нередко оно пребывает в растерянности, так как свет выдает информацию с одним смыслом, а тень - с другим. Возникает неясность.

Это тем более важно, что если свет ума, пользуется только чувственной информацией, то тень использует Знание интеллекта, которое можно отнести к сверхчувственному восприятию.

Разобраться с этой проблемой можно лишь с помощью перекрестного информирования. Это значит, что свет ума должен заглянуть в теневые "файлы", а тень - выразить себя на свету. Надеюсь, что теперь понятно, каким образом "Личностное Я" все для себя проясняет.

Давайте разберемся в этих перекрестных "осознаваниях". С помощью какого механизма свет ума может заглянуть в теневые файлы? Для этого имеется транс-медитативный способ проникновения света в тень. Именно таким образом свет ума со своих позиций может осознать те образы, звукоряды и т. д., которые раскрыты только в тени.

В тоже время необходимо, чтобы и тень ума получила доступ к сверхчувственным "файлам" восприятия. Для этого используется механизм грез наяву. Ум воспринимает реальность, но с позиции теневого осознавателя. Таким образом, "Личностное Я" получает расширенную информацию о действительности.

"Но все же, причем здесь пение?", - спросите вы. А вот причем. В транс-медитативном состоянии свет ума не только увидел, но и услышал теневые процессы, которые происходят в сознательном поле.

Услышав, запомнил, так как они показались ему привлекательными. Вернувшись из тени, свет, конечно же, хочет повторить те мгновения невыразимого наслаждения, которые он испытал там, как ни с чем несравнимое состояние. Конечно же, в полной мере воспроизвести услышанное ему не удается, но он пытается это сделать, подключая к этому процессу голосовые связки.

Так рождается мелодия духа, которую напевает человек, получая при этом несказанное удовольствие. Чтобы не забыть то, что свет вытащил из тени, человек записывает эти звуки специальными знаками. Так рождается композиция души, музыкальность.

Если же человека больше привлекают визуальные построения, то, следуя тем же принципам, человек специальной техникой зарисовывает эти изображения. Так зарождается художественность. Если же привлекает непосредственно смысл, то записываются фразы - так рождается поэтичность, даже в прозе.

Но мы говорили только о том, что такое пение, рисование или стих. Ибо пение - это еще не песня, рисование - это еще не картина и текст - это еще не книга. Но первая половина процесса познания уже пройдена. Теперь далее.

Мы говорили о том, что не только свету доступна тень, но и что тень также может излучать свет. Как мы уже знаем, это делается при помощи так называемых грез наяву. В общем, это все та же медитация, только с обратным знаком.

Если в тени свет встречался с образами, смысл которых составляли посылы знания интеллекта, то для тени образность в зоне света будет представлена внешней реальностью.

Тень, воспринимая эту действительность, но, осознавая ее с иных позиций, чем свет, также нуждается в изложении собственной трактовки видения. И человек, поскольку ситуация разворачивается на свету, тут же испытывает потребность в фиксировании мгновения и начинает записывать информацию автоматическим письмом.

Рисунки обычно выглядят как гротеск или абстракция. Музыка, как правило, резкая, грубая, обнаженная. Тексты звучат как памфлеты, полны язвительности и нигилизма.

Интересно, как по-разному реагируют части ума на чуждую для их восприятия зону. Но, как бы-то ни было, это уже произошло. И в итоге мы также не получили ни картины (а только зарисовки), ни музыки (а только звучание), ни текста (а только фразы).

Что же это? В общем-то, пока ничего особенного. Просто "Личностное Я" теперь имеет весь блок доступной информации, на извлечение которой способен ум. Вот, собственно говоря, только теперь может начинаться то, что называется Творчеством.

Теперь художник становится Художником, рисуя ту картину, которую он видит с позиции общей базы, предложенной ему умом. Музыкант пишет свою композицию, писатель или поэт - свое произведение. Это и есть искусство творчества.

Иногда они складывают свои усилия. И тогда рождаются песни, то есть стихи, положенные на музыку. Или сценарии, где картины сопровождаются текстом. Но, так или иначе, это и есть настоящее творчество, в котором каждый из творцов искусен от начала и до конца.

Вместе с тем, возникает еще один вопрос. Речь пойдет о том, что музыканты, художники, писатели и т. д. иногда пишут свои произведения, не задействуя те процессы, о которых мы говорили выше.

Например, если речь идет о заказе на произведение, то можно ли воплощение заказа назвать искусством? Ведь это был не посыл творца. На этот вопрос можно ответить так.

Необязательно любой заказ нужно рассматривать только как подчиненный процесс. Заказ ведь может послужить просто сигналом для включения все того же механизма медитативного видения. Но тут есть одно условие.

Такой заказ должен впечатлить творца, поднять волну эмоций, возбудить, срезонировать, стать созвучным. И тогда пусть все начнется с заказа - это уже неважно. Процесс искусного творения начался. Однако возможно и другое положение.

Допустим, заказ сделан, но не срезонировал в душе творца. Как правило, сильные люди от таких заказов отказываются, так как не могут позволить себе творить без вдохновения. Те же, кто послабее, берутся за любое дело, за любой заказ, считая, что деньги не пахнут. Но это заблуждение.

Деньги пахнут. Мало того, они пачкают своим запахом и те произведения, которые вышли из-под их "рук". Ведь кроме прямой техники в этих произведениях нет личной искусности - просто одно ремесло, хоть и неплохое.

Однако беда в том, что ремесло не только дискредитирует имя художника, но и (что более важно) постепенно, исподволь приучает его к потоку повседневности, банальности, удовлетворению чуждых желаний, потребностей, и отучает в итоге от самого искусства.

Но это и не страшно. Видимо, это и есть тот самый механизм природного отбора, в результате которого каждый становится самим собой, переставая подражать. Ведь копия всегда хуже оригинала.

П. Веденин, 15.01.2004

См.: "Свобода творчества".