Автор Тема: Смех сквозь слезы и слезы сквозь смех  (Прочитано 5875 раз)

П. Л.

  • Учитель
  • Сообщений: 526
Часть 1. Смех сквозь слезы

Обычно мы не задумываемся над такими проявлениями нашей эмоциональной сферы, которые считаются закономерными и естественными. Поэтому нам кажется, что здесь все понятно и ничего нового (что расширило бы наш кругозор относительно функций психики), обнаружить уже невозможно.

Это верно до тех пор, пока вопрос рассматривается линейным сознанием. Стоит подключить параллельность, и форма из плоской превращается в объемную голограмму, где высвечиваются такие глубины, о существовании которых мы и не подозревали. В качестве объектов для исследования на этот раз мы предлагаем взять такие два противоположных эмоциональных состояния, как торжество (выраженное смехом), и уныние (выраженное плачем).

Давайте вспомним, в каких случаях мы радуемся так активно, что не можем даже удержаться от внешнего выражения этого торжества, то есть смеха? Можно ответить коротко - это происходит тогда, когда нам хорошо. Но зададимся вопросом: всегда ли мы смеемся, когда нам хорошо? Видимо, не всегда. Так почему же мы все-таки смеемся? Не зря мы, параллельно с радостью, употребили слово "торжество". Однако торжество означает превалирование одного над другим. То есть смеется тот, кто торжествует по какому-то поводу.

Действительно, поводы могут быть абсолютно разными, но идея смеха одна: торжествующий смеется потому, что он возвысился либо над кем-то, либо над чем-то. По сути смех - это акт утверждения собственного величия, важности. Но так ли это на самом деле? Соответствует ли это величие объективному течению дел или это только субъективная реакция психики на удачу в этот раз или в этом случае?

Юмористы рассказали историю с глупым персонажем - мы смеемся. Кто-то поскользнулся и упал - нам смешно. Подарок судьбы - и мы смеемся. Почему? Да потому, что такова реакция торжества сознания над тем, что оказалось хуже нас, случилось не с нами либо выпало нам, а не другим.

Есть мнение, что смех - это очень хорошо. Мол, он продляет жизнь и так далее. Возможно, это и так, ведь (с позиции физиологии), происходит - через смех - ритмическое сотрясение-расслабление, снятие замков напряженности и тому подобное. Все это полезно, но ведь человек - не только физиология, но и психика, а также духовность. Однозначно ли так полезен смех, как это пропагандируют?

Посмеявшись вдоволь над кем-то, мы в торжестве своего величия можем легко попасть в подобную, а то и более серьезную переделку. Помните, у баснописца Крылова есть примерно такие строки: чем кумушек считать трудиться, не лучше ли, кума, на себя оборотиться? Видимо, Крылов обладал даром некой параллельности мышления, раз видел эту проблему (которая затронута не в сюжете самой басни, а в комментарии к реакции слушающей мишку обезьяны).

Отсюда высвечивается следующее положение. Безусловно, смех полезен, но параллельно со смехом должны литься и слезы сожаления. И не только как гуманистическая форма соучастия с человеком, попавшим в комическое положение (ведь от смешного до трагического - один шаг), но и как понимание того, что все это происходит с нами, людьми.

А то, что эта проблема на этот раз нас минула, следует рассматривать как отсрочку, ведь тщательный анализ своих действий легко проявит еще более серьезные промашки. Просто пока Судьба терпит, но зачем? Вот тот вопрос, который может добавить к смеху слезы.

Скорее всего, не зря так устроен наш организм, что если сильно смеяться, то на глазах выступают слезы. Мне кажется, что это напоминание той части сознания, которая несет функцию интеллектуального знания.

Есть еще один момент. Смех над кем-то за его неудачу, неловкость и так далее, конечно же, как мы уже говорили, естественен, логичен. Однако, в параллельность с ним, также нужны и слезы, причем необязательно слезы должны литься ручьем. Достаточно, чтобы это случилось метафорически, но объясниться за свой смех необходимо, как, впрочем, и оказать помощь.

Смех без анализа, без объяснения, без оказания помощи будет трактоваться как насмешка, а это уже вызов Судьбе, с которой, как известно, лучше не спорить. Насмешка порождает недоброжелательность, злобу, ожесточение и другие энергетические посылы, которые ускорят и усилят отклик Судьбы.

Возможно, многие скажут: так в чем же новизна, а тем более параллельность? Ответ прост: проанализируйте себя сквозь призму этой идеи и вы поймете один, весьма важный момент. Знать и понимать что-либо - это одно. А вот соблюдать это, причем не в насильственной, а в волевой форме - это нечто совсем другое.

П. Веденин, 31.12.2002

П. Л.

  • Учитель
  • Сообщений: 526
Смех сквозь слезы и слезы сквозь смех
« Ответ #1 : 01 Январь 2003, 03:00:00 »
Часть 2. Слезы сквозь смех

Подобно смеху, слезы, как результат плача, также являются эмоциональной реакцией психики на адекватный раздражитель. Если смех - это проекция торжества, то плач является проекцией горя, уныния, бессилия. Но если горе уже является фактом, то в чем же смысл плача? Видимо, что-то в этом есть, раз психика организовала такую функцию.

Наблюдая за смеющимся человеком, можно видеть, как его тело конвульсивно дергается в ритме напрягающихся и расслабляющихся мышц. Но течение этого процесса имеет тенденцию в сторону расслабления. Очевидно, что плач (как противоположная функция, но с однотипными движениями), также противоположен и в цели этого действия. Другими словами, плач ведет к напряжению, общей активации, мобилизации.

Так может быть, но не всегда. Если плач неудержим и линеен, то закрепощение может стать запредельным и привести к ступору, то есть коллапсу сознания и одеревенению тела. Понятно, что это состояние далеко от оптимального. В то же время, можно слышать и такие советы: поплачь и станет легче.

Действительно, плач может снять первичное напряжение от трагедии, но в своей безудержности легко приведет к уже описанным состояниям. Мало того: последующий вывод из ступора, сделанный путем медикаментозных инъекций, может снять (правда, всего лишь частично), физическое напряжение, но никак не повлияет на психическое состояние, которое внешне может выглядеть обманчиво, демонстрируя покорность и согласие. В истине же мышление ушло вглубь, замкнулось на себя, а это уже очень серьезно.

Видимо, следует (параллельно со слезами, снимающими первичное напряжение), использовать полезное действие смеха, причем это тоже необязательно делать буквально. Вполне достаточно, если это будет реализовываться метафорически. Ведь несмотря на случившееся, Судьба тем не менее отнеслась достаточно лояльно, а главное - преподала классный практический урок, без которого еще неизвестно, как бы все могло закончиться.

Да и опять же: смех, торжествуя, демонстрирует ваше мужество, которое, невзирая на неудачу, все же вывело вас из-под удара, а это уже немало. Просто теперь следует перегруппироваться, проанализировать, кое-что пересмотреть, лучше продумать и сделать следующую попытку. Так параллельность слез и смеха смогут преодолеть любую, даже трагическую ситуацию.

Вот, например: "Конечно, можно строить теоретические выкладки тогда, когда все еще можно поправить. А как же можно смеяться, если вопрос касается гибели близкого человека?!". Действительно, это очень тонкая и деликатная тема, и тем не менее решение находится в тех же параметрах, о которых мы говорили ранее. Безусловно, не все так просто, но все же вполне возможно.

Речь идет о том, что (невзирая на случившееся горе, по поводу которого льются слезы), приемлемо и даже необходимо найти повод для смеха. Пусть и в фигуральной форме, но сделать это нужно. Что же может быть использовано для этого? При определенном допущении можно найти повод посмеяться над самой смертью.

Дело в том, что хоть смерть и выиграла раунд, забрав тело, но на этом ее потуги и заканчиваются. Что она может сделать с нетленным человеческим духом? Ничего. Слаба. Наш дух величественен и свободен! Это одно. Затем следует сделать и второй шаг.

При необходимой настойчивости и с помощью первого осмеяния смерти можно, посредством памяти, создать голограммный образ умершего человека, который (встречаясь с тем, кто этого страстно хочет, и главное - верит в это), будет доставлять тому радость общения назло всем смертям.

Пусть кто-то скажет: "Но ведь это же иллюзия!". Не знаю. Все зависит от того, чего вы сами желаете. И если вы действительно хотите встретиться с ушедшим человеком, вы его обязательно повстречаете. Чем же это не торжество над злобной смертью?

А насчет того, что реальность, а что иллюзия, так это зависит только от нас самих.

П. Веденин, 01.01.2003