Автор Тема: Ремесленник, талант, гений  (Прочитано 3221 раз)

П. Л.

  • Учитель
  • Сообщений: 526
Ремесленник, талант, гений
« : 17 Октябрь 2003, 04:00:00 »
Часть 1

Труд в нашей жизни является основным видом деятельности, который не только обеспечивает выживаемость человеческой популяции, но и создает ту динамику, которая лежит в основе прогресса. То есть фактора, развивающего не только ум, но и эволюционную сознательность.

В этой связи хотелось бы обратить внимание на тот факт, который демонстрирует нам неоднородность этого процесса. Главным образом речь идет о том, что трудовая деятельность сильно разнится между собой не только по своей предназначенности, направленности, значимости и т. д., но и еще по одному фактору, который условно можно назвать "личным вкладом".

Если мы вычленим отсюда такое понятие, как "отношение", которое в большей степени относится к уровню профессионализма, то останется та качественность личного вклада, которую можно разделить на три базовых уровня. Это ремесленники, таланты и гении. Чтобы говорить об их личном вкладе в трудовой процесс, видимо, потребуется объяснить значение каждого из этих терминов.

Начнем с ремесла. Это такой вид трудовой деятельности, когда исполнитель точно знает все параметры данного процесса: что он делает, для чего, как это надо делать, из чего и к какому сроку заказ должен быть исполнен.

Талантливость из этого списка исключает некоторые пункты, оставляя следующие: что он делает, для чего и к какому сроку. То есть мы не видим здесь следующие условия: это из чего и как это надо делать. Но результат требует этих компонентов целостности. И именно в том, что человек находит эти недостающие элементы, заключена его талантливость.

Можно сказать, что талант - это более высокое качество ремесленника - или человека, владеющего мастерством в определенном направлении трудовой деятельности, то есть ремеслом - в отличие от людей, занимающихся неквалифицированным трудом.

Поэтому данную прослойку можно квалифицировать, как рабочие, мастеровые, в отличие от общепринятого "разнорабочий" или "чернорабочий". То же можно говорить и о людях, занимающихся сельским хозяйством и востребованных сферой культуры. Как же на этом фоне могут выглядеть те, кого принято называть гениями?

Поскольку оценить принадлежность личности к тому либо иному уровню жизнедеятельности можно только посредством их личного участия в ней, то и гениальность, видимо, должна заявить о себе в виде определенной качественности своей трудовой деятельности.

Если мы определили те базовые факторы, по которым можно судить о степени "личного вклада", то давайте рассмотрим под этим углом зрения и такой уровень, как гениальность. И приходим к парадоксальному заключению.

Гений, оказывается, ничего из вышеперечисленного не знает наверняка. Мало того, он этим даже не интересуется. Почему? Да потому, что его ум, как основной инструмент мышления, уступил функцию лидера сознания. А ведь там он доминировал, как осознаватель, механизмом действия которого была логическая цепь, оперирующая линейными функциями.

Но если ум отошел от прямого управления, то кто же, в таком случае, взял на себя бремя лидерства? Собственно говоря, мы даже не имеем в этом плане другой альтернативы, так как наша ментальность изначально была дуальной, где процесс мышления организовывался непосредственно умом и опосредованно - интеллектом.

Видимо, при синдроме гениального всплеска эти две величины меняются своими значимостями. То есть интеллект непосредственно принимает участие в организации мышления, а ум - опосредованно. В результате этого мы сделали вывод о том, что ум ничего не знает наверняка, так как он ведомый в этом процессе.

Но если ум всего лишь осознаватель, а интеллект - знающий, то почему же "Личностное Я" не может разобраться наверняка в тех параметрах, которыми мы определили ценность или значимость трудового процесса? Ответ прост.

"Личностное Я" и ум связывают между собой давние и прочные нити взаимопонимания. А в нашем варианте ум занял позицию некомпетентности. А с компетентной стороной, то есть с интеллектом, у "Личностного Я" нет взаимопонимания. Вот и возникла некая неопределенность в сложившихся обстоятельствах.

Ум способен общаться с "Личностным Я", но не понимает, что происходит в сознательном поле мышления. Интеллект знает, что там происходит, так как сам инициирует данный процесс, но не имеет взаимопонимания с "Личностным Я" ввиду его запрограммированной ориентации.

Поэтому, с определенной точки зрения, можно говорить, что гениальность является производной безумия, то есть без участия ума. Но поскольку любым процессам требуется как направление, так и управление, то было бы правильней сказать, что гениальность является производной интеллекта.

Именно интеллектуальное знание и только оно может решить поставленную жизнью задачу без наличия необходимых для этого вводных данных, которые были уже ранее нами определены. В чем же слабость ума и сила интеллекта? Разобравшись в этом вопросе, мы поймем, чем талант отличается от гениальности в плане реализации их возможностей.

Ум имеет доступ к кладовым памяти "Личностного Я", где хранится опыт, усвоенный человеком. Причем сюда входит как личная практика, так и опыт общественности. Надо сказать, что эта база данных закладывается в двойственном варианте, то есть как знание, имеющее логическую клишевидную сблокированность, и в виде отдельных информационных данных.

Мы уже говорили, что мастерство ремесленника отличается от мастерства таланта лишь тем, что ремесло последнего более высокого качества, которое и позволяет ему компенсировать недостающие параметры вводных данных, определяющих условия труда.

Например, ум ремесленника пользуется логическими построениями, в которых элементами служат клише знаний, сблокированных в определенной последовательности. Ум же талантливого человека, конечно же, пользуется этими данными, но дополняет их информацией, на первый взгляд не относящейся напрямую к заданной теме.

Другими словами, он пользуется знанием, но использует и всю имеющуюся информацию, которая, по его мнению, способна дополнить качественность его мастерства. Именно это и превращает ремесленника в талантливого производителя.

Как мы уже отмечали, гениальность, конечно же, также пользуется достоинствами ума, способными заявить свою талантливость, но оставляет им всего лишь роль второй скрипки, так как солирует в этой партии интеллект, партитуру которого составляет знание эволюционного прошлого и видение будущего, а также умение настоящего.

Можно сказать, что интеллект имеет доступ к процессу энергообмена с Ноосферой, где сосредоточены как знания, так и общий энергоинформационный материал, относящийся ко всей истории человеческой цивилизации. Нетрудно сопоставить банк данных, который имеется в персональном хранилище отдельной личности, и тот объем, которым располагает Ноосфера.

Вот почему гениальность, востребованная определенными условиями, то есть наличием проблемы и отсутствием необходимых вводных данных, проявляется, как некое эксклюзивное качество человеческой сознательности. Можно ли по этому поводу сказать, что гениальность - явление исключительное? И да, и нет.

"Да" потому, что оно (его проявление) связанно с соблюдением определенного условия, то есть замены ведущей роли ума интеллектом. А "нет" потому, что каждый человек имеет в активе своей сознательности эти три положения мыслительной активности.

Это, как мы уже говорили, мышление ремесленника, таланта и гения. И если с первыми двумя пунктами, в принципе, всё ясно, то проявления гениальности вызывают многочисленные вопросы.

Например, почему бытует такая поговорка: "от гениальности до безумия - один шаг"? И хоть мы уже объясняли, что значит "без-умие", всё же, видимо, следует остановиться на этой теме подробнее.

Действительно, гениальность - это отклонение от общепринятой нормы диктата ума. И замена его ведущей роли на интеллект, возможно, и выглядит патологией, но так ли это на самом деле?

Во-первых, перед кем выглядит? Очевидно, что перед авторитетной комиссией критично настроенных умов. Ну и что же вы хотите? "Ворон ворону глаз не выклюет".

А тут еще кто-то, какой-то интеллект посмел посягнуть на святая святых, на ум - Сам Ум! Хотя слабость, линейность и недальновидность этого института мышления уже является довольно общепризнанным фактом.

Ум годится только как осознаватель, как постановщик задач, как держатель целей, но как мыслитель он явно уступает по своим мощностям интеллекту. Так почему же он так велик? Очень просто - велик не он. Великолепно "Личностное Я", а ум блистает лучами отражения, так как постоянно находится при нём.

Интеллект же незаслуженно отодвинут в тень. Он, собственно говоря, абсолютно не тщеславен, и проявляет себя лишь тогда, когда для этого создаются определенные условия. А шум, который происходит от этого неординарного явления, исходит от завистливых умов, а не от претензий интеллекта.

Действительно, истинное величие нетщеславно. И всё-таки, хочется точно определиться в следующем вопросе: можно ли поставить знак равенства или тождества между проявлениями гениальности и помешательства?

Этот вопрос не только давно волнует многих ученых и исследователей, но и, к их чести надо сказать, что были обработаны горы материалов, так или иначе связанных с этой проблематикой.

Каких только в них нет имен, причем с обеих сторон! Сколько было поломано "стрел" логически обоснованных доводов, сколько сделано выводов и заключений, причем диаметрально противоположных...

И сейчас, и прежде, но во всём этом есть одна постоянная константа: вопрос этот и ныне не имеет четкого, исчерпывающего ответа. Давайте еще раз взглянем на этот феномен, который обозначен, как гениальность, но уже сквозь призму "Встречного ветра".



Часть 2

Да, это безусловно безумие. Но помешательство ли, как факт патологического нарушения психических процессов? К сожалению, на этот вопрос ответить однозначно невозможно. И вот в чем дело. Сама по себе гениальность - явление, конечно, не только нормальное, но и, как видно из следствия, конструктивное. Следовательно, проблемность этого вопроса в другом.

Не понимая сути вещей, люди склонны путать причину со следствием. Гениальность, как явление, также не избежало этого парадокса. Исследователи, не имея возможности заглянуть в глубь этого феномена, оперировали лишь теми фактами, которые были получены в результате статистических наблюдений. Поэтому и их выводы оказались предвзятыми. Судите сами.

Как мы уже говорили, гениальность проявляется только тогда, когда проявленность ума уступает свои активы интеллекту. Естественно, что добровольно никто не откажется от верховной власти, а абсолютная власть в лице "Я" вообще ничего не знает о такой возможности, так как вся ее информативность находится под контролем цензуры ума. А тут мы говорим, что такой переворот имеет место как факт. Какие же выводы можно сделать по этому поводу?

Видимо, только один. Создались условия в психике, которые и низвергли ум, сделав его активы несостоятельными. Что же это за возможные условия? Так, известный итальянский невропатолог Чезаре Ломброзо, в своей работе "Гений и помешательство", описывает случаи, когда психически больные люди вдруг обнаруживали в себе такие способности, которые в их прежней жизни никак не проявлялись. Что могло выглядеть как положительный факт.

Однако, с другой стороны, им было заявлено буквально следующее: "...не подлежит никакому сомнению, что между помешательством во время припадка и гениальным человеком, обдумывающим и создающим свое произведение, существует полнейшее сходство". Он также утверждал, что как гении, так и сумасшедшие холодны, одиноки, равнодушны как к членам семьи, так и к обществу в целом.

Ломброзо также считал, что для гениев характерно отсутствие твердого характера, неестественное в своей преждевременности проявление способностей, отклонения в половой сфере, отсутствие усидчивости, частая смена настроений, абсурдная с точки зрения оригинальность, религиозные сомнения, отклонения в строении устной речи и письменных построений.

Они, по его мнению, противоречивы, алогичны, суеверны, особенно в части сновидений. Особо важной чертой "гениального помешательства" Ломброзо считал чередование перемежающихся состояний экстаза и упадка, которые принимали у них патологический характер.

Причину гениальности в сумасшествии Ломброзо видит в том, что: "...ничем не сдерживаемое воображение их создает такие причудливые образы, от которых бы отшатнулся бы здоровый ум, признав их нелогичными, нелепыми...". "...тут, очевидно, играет большую роль тот факт, что с потерей рассудка фантазия приобретает полный простор и больной проникается сочувствием к произведениям той же фантазии, тогда как у нормальных людей здравый смысл, не допускающих их до иллюзий или до галлюцинаций, в известной степени подавляет в них эстетические и артистические наклонности...". Так Ломброзо заключил, что сумасшествие и гениальность настолько взаимосвязаны, что абсолютно неважно, где причина, а где следствие.

В то же время, Николай Гончаренко, в своей книге "Гений в искусстве и науке" опровергает идеи Ломброзо. Он считал, что гении просто сходили с ума, так как: "...это рвалась до предела натянутая струна творчества...". Он утверждал, что: "...гениальность не болезнь...". И далее: "...так называемые "безумные идеи" рождаются в умнейших головах, а хаос, вносимый ими в привычное течение мысли - "созидательный" хаос...".

Действительно, такие проявления далеки от нормы, то есть усредненной величины, и это естественно. Не менее логичным выглядит и их поведение, гармонирующее с их личностью. А то, что такие проявления их образа жизни шокируют обывателя, в общем-то, не имеет большого значения.

Но, тем не менее, чтобы проявилась гениальность, требуется парадоксальное мышление, при котором граница между безумием, помешательством и личностными акцентуациями, создающими образ яркой индивидуальности и неординарной личности абсолютно не выражена.

Мало того, обращает на себя внимание тот факт, что гениальность и безумие являются элементами взаимной стимуляции. То есть, творчество гениев питается энергией безумия и если вдруг такую индукцию прервать, то и гениальность может изменить форму своей проявленности.

Другими словами гений, лишенный питательной среды, которой служила его психическая аномалия, может превратиться в маньяка-мстителя, стремящегося вернуть себе привычное состояние гениальности, то есть лидерства интеллекта в процессе осмысления жизни.

И неважно, насколько проявленной была эта гениальность. Кстати, ее течение нередко проходит в латентной форме, как эндогенный процесс мышления, без заявок в социуме. Почему? Да потому, что их идеи в данное время не востребованы, кем-то высмеяны и т.д.

Невостребованный гений замкнулся и началось эндогенное течение ментальности. А там как с миной замедленного действия - чуть ошиблись - и взрыв, то есть вызов обществу. То же самое происходит и в том случае, если гений заявился своей идеей, но она оказалась по неким причинам несвоевременной, а значит, и нереализованной.

Но ведь дух гения требует признания, а его нет, и вот тут-то вспыхивает бунт непризнанного сознания, что также чревато для общества, так как в противники себе оно противопоставило гения.



Часть 3

И все же, действительно ли гениальность всегда соседствует с безумием или это только вопрос некоторого соотношения, выражающегося в неподчинении, не вписывания в некие общественные рамки.

Так, Даниил Хармс писал: "...На замечание: "Вы написали с ошибкой", - ответствуй: "Так всегда выглядит в моем написании...". Философ Артур Шопенгауэр так определяет гениальность: "...Гений заключается в ненормальном избытке интеллекта...". А это автоматически означает ненормальный недостаток ума. Он говорит: "...умный, поскольку и пока он таков, не будет гениальным, а гениальный, поскольку и пока он таков, не будет умным...".

Свое видение этого вопроса осветил французский врач Моро де Туру. Он считал, что гениальность связана с особым динамизмом мышления, имеющим органическую основу, то есть это, по его мнению, факт чистой физиологии, которой подчинены и психические процессы.

А Фридрих Ницше так отозвался о творчестве гениев: "...безумные идеи часто имеют значение целебных ядов...". Не правда ли, весьма яркое и колоритное замечание? Психоаналитик Карл Густав Юнг, основатель этого направления в психологии, заявлял, что: "...художественное произведение возникает в условиях, сходных с условиями возникновения невроза...". И далее продолжал: "...художественное творчество не болезнь и тем самым требует совсем другой, не врачебно-медицинской ориентации...".

В общем, как видно из столь противоречивых выводов, научная мысль разделилась на два противоположных лагеря, каждый из которых имеет в своем активе доказательную базу. Однако вся их доказательность сводится лишь к избирательному подходу в отношении к историческому исследованию по взаимосвязи между гениальностью и психическим расстройством.

Между ними возникла некая прослойка, которая предлагает придерживаться индивидуального подхода, который, почему-то, уже может объяснить проблему гениальности.

То, что в одном случае психическое нарушение может способствовать творчеству, а в другом - нет, в третьем, наоборот, угнетать или разрушать творческий потенциал, говорит лишь о фактах особых соотношений, но ни в коей мере не объясняет происхождение и закономерности.

Исследование этого вопроса техникой "Встречного ветра" дает несколько иную картину взаимоотношения между гениальностью и безумием. Еще раз подчеркиваю то, что уже говорил ранее.

Гениальность - это особое состояние сознания, когда ведущая роль ума замещена интеллектом, но ум, его функция не узурпирована, а только отведена на второй план. В этой комбинации интеллект творит, а ум наблюдает. Один - непосредственный участник процесса созидания, а второй - опосредованный организатор фракции влияния. Но при чем же здесь психиатрия?

Мы уже говорили о том, что никто добровольно не уступит власть, в том числе и ум. А тот, кто может сделать это в волевом режиме, просто не знает, что это можно, а главное, нужно сделать, так как, допустим, созрели условия.

Помните, в начале: "...нет ничего, есть только требование времени"? Так вот, есть требование времени, которое резонирует с Ноосферой. Другими словами, интеллект, не имея связи с "Личностным Я", начинает тревожить ум, пытаясь склонить его к активности.

Но ум способен лишь на ограниченный динамизм, да и то лишь в рамках генотипа. Поэтому первым его действием становится реакция возбуждения как нервной, так и психической систем. Помните предположения французского врача Моро де Туру, который определил гениальность как невроз?

Так вот, под воздействием требований интеллекта слабая психофизическая структура претендента на гениальность, которая подтверждена многими авторитетными исследованиями, в том числе и Ломброзо, в конце концов не выдерживала этого напряжения и в результате происходил сбой в снабжении мозга психической энергией.

В полном соответствии с происходящим, ум, использующий для своей активности ментальную энергию, трансформированную из психической, терял свою выраженность и естественно отходил в "тень". Так происходило замещение лидерства ума на интеллектуальное.

Можно ли заявлять, что это состояние сознания является безумием? Видимо, можно, но с одной оговоркой. По факту - да, а по сути - не обязательно. Поясняю. Хоть и произошло замещение ума интеллектом, но нити, связывающие ум с "Личностным Я" остались в неприкосновенности.

Следовательно, тут мы видим два положения. Первое - это замещение одного лидера другим. И второе - ум как был, так и остался основным информатором "Личностного Я", как осознаватель. Поэтому, если в результате смены власти не произошла деформация ума, то интеллектуальная деятельность, через фильтр ума, может соотноситься с "Личностным Я". А оно-то и демонстрирует в социуме эти откровения, которые общественность признает как гениальные.

Есть факт безумия, но, в то же время, есть и проявления гениальности. Безусловно, смена лидера в сознательном пространстве может оказывать неадекватное влияние на функционирование психики, а то и на физиологию, по принципу обратной связи. И вот тут цензура ума оказывается недействующей, так как ум связан напрямую с "Личностным Я", а не с материальным телом.

Именно с этим связаны некоторые антисоциальные отклонения в поведении гениев, у которых интеллект требует абсолютной подчиненности всех отделов человеческого организма своей идее, без оглядок на социальные или нравственные нормы. И все же "Личностному Я", через ум, удается в какой-то мере корректировать активность интеллекта, придавая его деятельности целевую окраску.

Однако если при замещении ума интеллектом произошла деформация ума, то сдерживающего влияния "Личностного Я" на интеллект добиться не удается (так как отсутствует необходимое связующее звено) и в этом случае прослеживается то, что уже можно определить как патологию. Все то же... но гениальности нет и в помине.

Теперь хочется обсудить еще одно положение, на которое указывают сторонники гениальности как проявления высшей деятельности логического ума, указывающие на то, что гениальность - явление абсолютно нормальное, обычное и не имеющее в своей основе никаких отклонений.

Конечно же, такое заявление является большим заблуждением, так как в любом случае замена функций ума интеллектом ни в коем случае не может считаться нормой. Это акт вынужденной замены, когда в течение жизни возник ситуационный цейтнот. Просто природа предусмотрела и этот вариант своей реабилитации.

Следовательно, исходные величины все те же, но реакция развитого ума на требования интеллекта может быть и не столь болезненной. Понимая ситуационную необходимость, ум добровольно уступает интеллекту свое тронное место, без сожаления отходя в тень.

Во-первых, все происходит без психических надрывов - все просто работает, каждый на своем месте. В результате, проявление гениальности происходит без каких-либо отклонений. И, что самое главное, более эффективно.

Мало того, создав необходимый и востребованный посыл гениальности, интеллект, не тяготеющий к узурпации власти, легко возвращается на свое место, уступая (в свою очередь) трон уму. Вот вам и еще один вариант.

Далее. Если практиковать (специальными упражнениями) взаимосвязи между умом и интеллектом, под патронажем "Личностного Я", то такие замещения можно делать управляемо, создавая прецеденты волевой гениальности.

Тогда ум сможет, свободно общаясь с интеллектом, ставить перед ним для решения любые вопросы и немедленно получать на них ответ. Это уже не вынужденная гениальность, а волевая, которая может быть проявлена "Личностным Я" в любой области жизнедеятельности. Именно такую гениальную проявленность сознания нужно считать магией.

П. Веденин, 16.10.2003



Дополнение

Кстати сказать, люди не так уж и редко сталкиваются с эффектом проявления гениальности. Вернее, гением становится каждый человек по меньшей мере один раз в сутки.

Как вы уже, наверное, догадались, речь идет о сне. Именно там, во время сна, ум, естественным образом снижая свою активность, уступает место лидера интеллекту.

Может возникнуть вопрос: "Так почему же любой из нас, раз это так легко, не сделал или не придумал чего-нибудь этакого, гениального?!". Я бы ответил на это так:

- Во-первых, а почему Вы считаете, что интеллект ничего Вам не предложил для осмысления во время Ваших снов? Я думаю, что это далеко не так. По каждому тревожному или просто значимому факту интеллект Вам во сне обязательно дает гениальную по своей сути информацию.

Однако Ваш ум, как осознаватель, не всегда оказывается способным разобраться в предлагаемом материале и в итоге "Личностное Я" получает если и не дезинформацию, то и не полное знание по предмету.

А во-вторых, Вам, наверное, не раз приходилось, проснувшись утром, с сожаление констатировать факт забывания сновидения. Это значит только одно. Ум не сумел справиться с информативной подачей: либо ее осознаватель оказался не на высоте, либо сама информация была настолько энергоёмка, что в результате возникшей перегрузки ум отказался от сотрудничества.

Теперь можно по-другому взглянуть на эффект сновидения, который предлагает нам гениальные откровения. Необходимо лишь оказаться достойным этих знаний. А путь к гениальности строится по трем параллелям. Первая - это набор максимального количества информационного материала по общим предметам и специальных, по конкретному направлению.

Затем следует работа по налаживанию специальных контактов между умом и интеллектом, так называемое знакомство их между собой и выработка техники понятийного языка, что и происходит в процессе специально-целевых медитативных погружений. И, наконец, умение задавать точно сформулированные вопросы, отражающие суть интересующей вас проблемы.

И последнее. Требуется все это не только запомнить в точности, так как там мелочей нет, но и перевести все это на понятийный язык "Личностного Я".

П. Веденин, 17.10.2003



Параллель данной статьи - "Сотворение магизма" [вставка лит. ред.]