Автор Тема: Внешняя и внутренняя толерантность  (Прочитано 4718 раз)

П. Л.

  • Учитель
  • Сообщений: 526
Толерантность, как понятие, с недавних пор появившееся в лексиконе нашего общества, имеет свое объяснение, которое может быть выражено как терпимость и снисходительность.

Но если мы вдумчиво рассмотрим смысл, который заключен в этих двух синонимах, то вынуждены будем заметить, что они довольно сильно отличаются друг от друга. Ведь терпимость - это одно, а снисходительность - совершенно другое состояние субъекта по отношению к объекту.

Таким образом, можно сделать вывод, что данные термины не могут соответствовать одному обозначению, ибо они сильно различны по вкладываемому в них смыслу. И если один из них еще может объяснить идею толерантности, то другой очевидно, что нет.

Так какое же из этих двух понятий в наибольшей степени может подходить по смыслу к термину "толерантность"?

Судя по тому контексту, в котором употребляется данное слово, можно сделать заключение, что окончательный выбор пал на терпимость, а не на снисходительность, которая в определенной мере сродни с высокомерием и, видимо, по этой самой причине непопулярна.

Терпимость же созвучна со словом терпение, к которому призывает христианская религия, глася: "Бог терпел - и нам велел". Таким образом, наше общество пошло в направлении развития терпимости как всепрощения и "всё приятия".

Очень показательны с этой точки зрения некоторые "игры", которые устраивают СМИ в виде общественных зрелищ (например, "последний герой", "точка кипения", "фактор страха").

Посредством этих игр, через трансакции, в обществе культивируется терпимость к различным, как правило, не очень популярным действиям к объектам со стороны окружения.

Затем эти игры (транслируемые как в прямом эфире, так и в записи), предлагают людям относиться к непривычным вещам с терпением для того, чтобы выработать некое клише отношения, которое потом могло быть задействовано ими в процессе выживания. Но, на мой взгляд, эта идея не выдерживает серьезной критики. Объясняю.

Терпение как факт предполагает сдерживание вскипающей энергии, которая стремится к протесту против насилия над личностью. В результате мы получаем (хотим того или нет) определенный потенциал, который непроизвольно накапливается в нашей психике.

Это еще не гнев, но его составляющая, которая усугублена еще и тем, что само терпение проявляется как насилие над своей личностью и, тем самым, способствует усугублению конфликта внутри этой самой индивидуальности.

С другой стороны, прецедент терпимости провоцирует и подталкивает противоположную сторону к выражению себя путем эгоистических посылов. Дескать: "Ничего страшного, потерпят", - что, с другой стороны, еще более усугубляет проблему отношений - вместо того, чтобы ее решать.

Таким образом, мы видим, что терпимость, как форма выражения, не является оправданной с точки зрения развития социальных отношений в обществе.

Но если вещь неверна в данном контексте, следовательно, она и не должна быть использована как объяснение к слову "толерантность", ибо толерантность как функция не только имеет место в жизни, но и является весьма существенной составляющей отношений.

А раз так, и мы признаем, что терпимость и, уж тем более, снисходительность не являются синонимами толерантности, значит, должно быть иное объяснение этому выражению.

Давайте рассмотрим толерантность как действующую функцию. И где, как не в самой природе, можно подсмотреть, как эта функция задействована в жизненном процессе?

Мы видим, что природа, состоящая из флоры, фауны и природных явлений, завязана между собой в единый причинно-следственный ряд.

Он, с одной стороны, имеет огромное количество не только многообразия, но и разнообразия его составляющих форм, а, с другой стороны, не вызывает взаимного отторжения, невзирая на столь выраженное несоответствие.

Действительно, в природе возможны удивительные симбиотические объединения, которые демонстрируют нам ее способность к созданию взаимоприемлемых и при этом взаимно дополняемых форм существования. Скажите, чем это не толерантность?

Здесь нет терпимости. Ведь единицы, составляющие "разномастный" коллектив, не относятся друг к другу с терпением (и уж тем более со снисходительностью), а сосуществуют в содружестве, которое называется: симбиоз, взаимное дополнение и даже необходимость жить друг для друга и за счет друг друга.

Другими словами, мы видим, что в основе природной толерантности лежит принцип монады, в которой две противоположности не борются друг против друга, и уж, тем более, не терпят друг друга, но сосуществуют во взаимно дополняемых функциях.

Отсюда мы видим, что наиболее подходящим термином, объясняющим толерантность, будет симбиотичность.

Собственно говоря, всё это рассуждение было приведено для того, чтобы показать людям правильный выход из того тупика, в который их завела собственная амбициозность.

Нужно не снисходительно относиться к странностям или вызывающим формам самовыражения, так как это может быть убийственным как для одних, так и для других.

И, в то же время, без терпимости, которая также не способна решить проблему попыткой спрятать ее куда-то вглубь, затолкать, закамуфлировать и непрерывно подавлять процесс внутреннего возбуждения.

Ведь он будет непроизвольно возникать, невзирая ни на какое воспитание, так как является природным механизмом утверждения и самоуважения личности.

За терпимостью следует покорность и возрождение рабства в душе. Не думаю, что такое направление можно признать позитивным.

В то же время, использование своих, приемлемых для личности положений, нахождение в них собственного интереса (который будет лежать на основе взаимной регуляции, подстройки, что и отличает симбиоз от других форм отношений), поможет людям найти то единое, общее, что окажется приемлемым для всех сторон.

И на основе этого соглашения уже можно будет развивать остальные точки соприкосновения на условиях всеобщего удовлетворения. Было бы верно, если бы существующие игры по определению точки кипения были бы переориентированы на другие процессы, которые бы развивали истинную толерантность.

Хотя бы ее внешнее проявление - симбиоз отношений между одной личностью и другой, претендующей на нахождение рядом, без утраты индивидуальных качеств. Вот нахождение такого положения, которое бы устроило всех на основе договора, и следует считать толерантностью.

Ведь человек воспринял толерантность у природы не только как способ жизни, но и как индивидуальное выживание, где сталкиваются различные природные индивидуальности, априори присущие каждому отдельному человеку.

Почему в этом плане мы говорим о человеческой индивидуальности в несколько отличных выражениях, не сопоставляя непосредственно с природой?

Потому что симбиоз жизненных отношений следует разделить на два параллельных потока, а именно на сознательный и бессознательный. Они, с одной стороны, представлены человеческой популяцией, а с другой, всеми остальными формами жизни.

Вторая параллельность действует в рамках одного смыслового поля, и поэтому природе внутри себя установить толерантные отношения оказалось довольно просто.

В первой же параллельности, где эксклюзивно представлен человек, сделать социальные отношения толерантными очень сложно именно потому, что каждый из людей имеет свою собственную природу.

И с этой точки зрения очевидно, что нам необходимо найти какую-то, еще более высокую природную сущность, которая под своей эгидой объединила бы наши, более мелкие по отношению к абсолютной, личности.

Возникает вопрос: "Кто бы мог претендовать на эту, более высокую, заглавную роль Абсолюта?". Эта идея уже давно рассматривается великими умами и, видимо, на основе рассуждений на эту тему и возникли всевозможные религиозные течения.

Но они, как ни странно, не смогли решить проблему толерантности, так как, представленные многообразием религиозных догм, вступили между собой в конфликт, а в не толерантные отношения (как пример, история располагает таким явлением, как религиозные войны).

Но если и эта форма неверна, тогда что же может претендовать на абсолютную функцию? Думаю, что, следуя принципу толерантности, ее абсолютное значение следует искать в самой идее толерантности.

Как было сказано выше, в нашем толковании толерантность начинается с поиска того единого положения, которое присуще заявленной форме отношений, на данный момент демонстрирующей свою выраженность.

Если мы говорим о толерантности как необходимой форме симбиоза между отдельными личностями, следовательно, первой и той самой основной единицей отношений должна стать человечность, которая, невзирая на многообразие своих индивидуальных характеристик, тем не менее, имеет и некую общую, универсальную формулу.

Видимо, с поиска этой самой формулы и следует начинать наше исследование, которое мы продолжим теперь посредством не внешнего поиска, а внутреннего, то есть устремления взгляда исследователя вглубь своей собственной сути.

Для этого существует большое количество различных методик и техник, которые не ослабляются за счет своего разнообразия, а наоборот, укрепляют принцип тем, что позволяют всем и каждому найти для себя наиболее верное, конструктивное решение.

Но об этом позже. А сейчас поговорим о том, что и как заявила о себе через нас, людей, та самая абсолютная природная суть. Другими словами, речь идет о том, в чем может быть смысл сознательной жизни, с одной стороны, и бессознательной, как сопутствующей, с другой.

Наблюдая за эволюционированием всей человеческой популяции и развитием каждого человека в отдельности, можно заметить, что материальная часть, составляющая человека, практически не видоизменяется, оставаясь на тех же исходных параметрах. В то же время, сознательная составляющая изменяется, причем довольно выражено.

Отсюда можно сделать вывод, что раз трансформация человека идет в направлении его ментальности, следовательно, именно этот процесс и требуется Абсолюту.

Другими словами, природе необходимо, чтобы человек становился всё более и более сознательным. В то же время, этот факт показывает, что на самом деле и в данный момент времени мы не отвечаем требуемым нормам, чем и демонстрируем свое ученичество.

Однако ученичество (для того, чтобы быть успешным) должно проходить в рамках определенной программы. Причем природный Абсолют, этот настоящий учитель, создал нужную программу как дуальность или две параллели в виде учебных процессов, которые, с одной стороны, работают на основе общего или универсального плана, а с другой, индивидуального.

Общий план - это программа максимум, которая пока хоть и недостижима, но имеет право на существование как идея. Она должна увлекать, тревожить воображение, вызывать мечты.

Ее значимость в том, чтобы создавать место для будущего в сознании людей и тем самым придавать смысл настоящему, т.е. самой жизни. Это нужно для того, чтобы не был утрачен вкус к процессу выживания, который очень непрост, особенно если учитывать инертность материального тела.

Индивидуальный же план соответствует генотипу каждой конкретной личности, ее возможностям. Привносится же этот план в сознание духовным лучом и проявлен как интеллектуальное знание.

Подробнее об этом смотрите в статье: Зарождение духовности.

Как уже было сказано, это возможность данной личности. Но врожденный характер (на основе чего и была сделана соответствующая программная заявка) в процессе жизни обрастает нравственным дополнением, чем и способствует образованию института ума из общей психики.

Естественно предположить, что уровень сознательности ума, при его организации, оказался в итоге несколько сниженным, т.к. естественные недостатки физического тела (в его биологии, физиологии, конституции и т.д.) существенно повлияли на этот процесс, и он прошел с некоторыми изъянами.

В результате этого появилась определенная дельта, которая разделила потенциальную возможность и проявленную способность. И в этом контексте необходимо обратить внимание на сл. факт.

Люди с низким уровнем возможности и еще более низким уровнем способности имеют сравнительно небольшую дельту. В итоге она, как факт, неактивна в своем заявлении, и ее "голос" практически не слышен.

Другими словами, сознание особенно не обеспокоено тем, что ум не обеспечивает надлежащим образом интеллектуальную заявку.

Совсем другое дело, когда нам приходится говорить о тех людях, чей интеллектуальный потенциал довольно высок. В этом случае проблема имеет уже двойной коэффициент.

То есть обозначенная выше дельта теперь более значительна, но к этому еще добавляется и соответствующая этому уровню сознательности важность.

Ответственность ума перед интеллектом на этом уровне более высока. Кто развитей, с того и больший спрос. Именно отсюда и начинаются проблемы, связанные с поиском смысла жизни, удовлетворенности собой и т.д.

В общем, мы сталкиваемся с заявкой о себе той самой дельты и обостренного чувства личной предназначенности. А в результате возникает внутриличностный конфликт.

В этой части статьи мы будем говорить о внутренней толерантности как о программе, создающей прецедент договора на основе взаимного, симбиотического дополнения своих активов каждой из сторон, т.е. как в интеллектуальной части сознания, так и в умственной.

Выстраиваться эта программа должна в рамках идеи целостности или так называемой холистической парадигмы. Данная программа формулируется не на законе о взаимной уступчивости и приходу к соглашательству, а совсем на иных принципах.

Прежде всего, целостность предполагает наличие желания или доброй воли к принятию консенсуса (общего согласия), где доминирует утверждение, а не отрицание.

Так, сначала определяется, возможна ли в принципе разработка этой идеи. Всё проясняется тогда, когда становится известным, насколько желанным для договаривающихся сторон является парадигма целостности.

Имеется ли предрасположенность к налаживанию обратной связи. И если одна из сторон либо обе не желают участвовать в диалоге, то ни о какой толерантности вести речь нельзя. А проблема в таком случае должна решаться радикальным способом.

Если же такая связь в принципе желанна, но стороны не знают путей, ведущих к согласию, то идея толерантности лучше всего способна решить этот вопрос.

Как мы уже говорили, истинный смысл толерантности заключается в том, чтобы части, составляющие целостность, сосуществовали не в режиме взаимной уступчивости, терпимости или снисходительности, а на основе жизненной необходимости, взаимного дополнения, симбиоза.

Мне кажется, что термин "монада" лучше всего отражает смысл данной идеи. Давайте "посмотрим" на ее изображение. И, прежде всего, обращают на себя внимание следующие элементы.

Это наличие общего центра - притом, что имеется и индивидуальный - для каждой из составляющих монаду. Далее, ее части едины в своем порыве, но не угнетают при этом свою пару.

Следовательно, к наличию индивидуальных центров и общего мы можем добавить дуальность, двойственность, а также параллельность. Это те качества, которые являются общими, никем не оспариваемыми.

Мало того, они необходимы каждой из частей, составляющих целостность. Следовательно, их можно взять за основу, на почве которой уже возможно построение толерантных отношений.

Теперь, следующим шагом, будет принятие концепции о том, что данная база хоть и хороша в принципе, но недостаточно сильна, и поэтому нуждается как в усилении, так и в укрупнении на основе всё той же монадности.

Довольно логично выглядит поиск тех элементов, которые органично бы вписывались в общую концепцию, следуя формуле толерантности. Такое добавление приемлемо всеми и служит для всех.

Но мы уже говорили о том, что внешняя толерантность, ее необходимость, принимается всеми, но никто не способен ее реализовать в процессе жизни. Также мы знаем, что все внешние проявления начинаются как внутренние (психические) процессы.

И если идея толерантности будет решена на личном уровне, то этот прецедент может быть использован как основа для достижения внешней толерантности. С этой мыслью мы и предлагаем рассмотреть наш вариант, с помощью которого можно привести индивидуальную психику к состоянию толерантности.

Выше мы говорили, что человеческое мышление является пиком эволюции психики и ментальные манипуляции возможны только в поле сознания, которое состоит из двух частей: ума и интеллекта.

Чем Вам не монада? Более того, это так и есть. Следовательно, нам предстоит найти вариант консенсуса именно между этими двумя величинами.

Его уже неоднократно пытались найти очень многие школы, религии, мистические направления и т.д., но все это проходило с переменным успехом.

Это значит, что иногда положительный результат был, но не было постоянства, а значит, и нельзя было вывести на столь зыбком материале закон развития и совершенствования.

Опыт нашей школы хоть и невелик, но, тем не менее, достаточно показателен в том смысле, что мы смогли сформулировать этот, востребованный жизнью закон в идею толерантности, смысл которой пришлось несколько изменить.

В рамках одной статьи невозможно детально изложить даже основную концепцию школы, но всё же попробую дать некоторые пояснительные наметки по ее базовым положениям.

Школа "Встречный ветер" имеет два параллельных направления, которые можно обозначить как внешнее и внутреннее.

Каждая из них действует по принципам толерантности, но в соответствии с индивидуальными особенностями.

Поэтому, не раскрывая в деталях каждое из направлений, буду говорить только о том, как они действуют.

В основе принципа толерантности, принятой в нашей школе, лежит идея приоритета процесса над целью. Однако этот вариант не абсолютен с той точки зрения, что имеется и такое положение вещей, когда необходимость доминирования цели над процессом также возможна.

И здесь нет никакого противоречия: вопрос состоит в том, для чего организуется то или иное действие. Если оно учебное, то важность процесса трудно переоценить.

Если же вопрос поставлен в категоричном тоне цейтнота, то цель становится превыше всего, и здесь нюансы процесса отходят на второй план.

Однако сейчас речь идет о внутренней толерантности, следовательно, будем иметь в виду, что приоритет процесса над целью обязателен.

Таким образом, мы пришли к тому, что качественная сторона процесса, который возможен между умом и интеллектом, является показателем не только их коммуникабельности, но и развитости. Вот на их взаимном дополнении мы и будем создавать толерантные отношения.

Развивая части, улучшаем коммуникабельность, что, в свою очередь, естественным образом отражается на росте частей, и это взаимное дополнение представлено как единый, непрерывный процесс.

Но как создать целостность и непрерывность? И вот теперь мы задействуем те активы, которые создают мощность в каждой из частей, составляющих монаду сознания.

Для интеллекта это будет пара, состоящая из веры и знания; для ума это будут воля и умение.

Вера и знания объединены интуицией, а воля и умение - логикой.

Толерантность интуиции и логики в итоге приводит к власти. Но власти кого? Власти центра монады, т.е. "Личностного Я".

Итак, Вам были представлены основные участники процесса, способные к организации процесса, ведущего к толерантности.

"Личностное Я" создает смысловой импульс (посыл), на который ум (воля + умение) откликается, практикуя определенные упражнения школы. Этот процесс возбуждает интеллект (веру + знания), но и только.

Дальше этого стандартного положения дело не идет, т.к. начинается вечная тяжба по вопросу, кто прав, а кто - виноват.

Взаимные обвинения не только не дают возможности приступить к исследованию главного вопроса: "что делать?", - но и препятствуют самой организации возможности начать этот процесс.

Теперь рассмотрим именно ту особенность школы, которая создает толерантность.

Интеллект, посредством личной коммуникации (т.е. интуиции), сигнализирует уму (его логике), что движение несовершенно и нуждается в доработке. Причем, параллельно с этой информацией, уму предлагается осмыслить ряд возможных корректировок.

Ум, следуя индивидуальной логике, выстраивает приоритетную цепочку, где последовательно воспроизводит интеллектуальные подсказки.

Последний использует интуитивный канал связи для того, чтобы комментировать каждый из вариантов, предоставляя уму пользоваться его знаниями.

В то время как сам использует для анализа информацию от поставленного ему опыта.

Так, совместными усилиями, достигается то качество, которое устраивает обоих - логику и интуицию. А "Личностное Я" обретает власть над процессом, позволяя, в итоге, толерантности, как идеи жизненности, восторжествовать.

Таким образом, строится процесс не только по каждому отдельному движению, но и по целому действию, а также по способности к комбинаторике, экспромту, проявлению творческого подхода.

Как уже говорилось выше, решение вопроса о толерантности лежит в двух плоскостях - физическом и ментальном.

И если личность решила эту проблему на индивидуальном уровне, то, имея прецедент внутренней толерантности, человек обоснованно способен приступить к организации симбиотических отношений и с элементами мира внешнего.

И такая гармонизация социальных отношений будет полезна не только лично ему, но и всем нам, всему обществу, что послужит идее развития как внутренней, так и внешней толерантности.

П. Веденин, 31.08.2004

П. Л.

  • Учитель
  • Сообщений: 526
Симбиоз идеального и реального "Я"
« Ответ #1 : 25 Январь 2005, 03:00:00 »
Теперь давайте рассмотрим тот психический механизм, который сможет создать эффект толерантности в отношениях как внутри, так и вне личности.

За основу берем энергетическую монаду, которая лежит в фундаменте человеческого начала, как его личности. Она представляет собой целостную структуру, состоящую из двух частей, связанных друг с другом симбиотическим состоянием жизненности. Это видовая память и генетическая.

Человек начинается с материализации видовой памяти. Она хранится в структуре тела как формула, и для расшифровки заложенной в ней информации используется материал внешнего мира. В ее задачу входит не только организация материи тела, но и поддержание заданного качества на уровне, соответствующим или близком к идеальному.

Генетическая память представляет собой наследственный генотип, являющийся информацией, синтезированной на основе той генетической структуры, которая называется генеалогическим древом и выражается в каждом конкретном варианте воплощения в виде набора характерных черт или характера.

Данная монада (которую следует считать материальной) излучает заложенную в ней природой энергию, с одной стороны, создающую человеческую суть, а, с другой, способную к востановлению своей энергетики за счет активной деятельности этой самой сути. Таким образом "змея кусает себя за хвост".

И если видовая энергия, как чисто материальная структура, достаточно изучена биологами и физиологами, то ее пара, то есть генетическая энергия, изучена недостаточно в силу тонкости ее структуры.

Основными характеристиками, которыми насыщается материальная структура, являются, как уже говорилось, особые, строго индивидуальные и неизменяемые черты характера. И в первую очередь влияние этих самых черт направлено на насыщение мозга.

В итоге мозг приобретает не только видовые характеристики, идущие от одной части монады, но и индивидуальные, которые он наследует от генетической части.

Так мозг получает качество "компьютерного" биоса, который возник из синтеза видового "железа" и генетической программы. Теперь эта система готова к принятию информационного потока.

* * *

Таким потоком является чувственная информация, идущая от шести (основных) органов чувств, таких как: зрение, слух, обоняние, осязание, вкус и нервная система (внутреннее восприятие). В мозговой структуре эти органы представлены базовыми пунктами, которые локализовано воспринимают поступающие сигналы.

Поскольку эти органы чувств и их локальные пункты служат для обеспечения информацией одной и той же структуры - человека, то между каждым из этих пунктов имеется двусторонняя связь, которая создает информационную сеть внутри мозга. Каждая из этих линий имеет точку унификации, где информация с одного и второго пункта синтезирована.

Затем эти пункты унификации также связываются между собой, имея очередной уровень синтеза. Но и эти пункты также связываются между собой. И таким образом мы приходим к одной, единой, самой главной информационной точке, в которой в сжатом виде хранится вся информация.

Естественно, что данная точка излучает энергию, создавая поле, в котором она обменивается энергией с органами чувств, снабжающими ее информацией. Такая система энергетического обмена создает внутреннюю структуру, которая называется долговременной памятью.

Далее. Энергетическое поле, образованное долговременной памятью, пронизывая весь мозг, активизируется на его поверхности в тех точках, которые по своей физиологической структуре наиболее энергоемки.

И поскольку весь мозг покрыт такими энергетически активными точками, то их количество весьма значительно - как и та роль, для которой они предназначены.

Дело в том, что, аккумулируя в своих энергетических вихрях информацию, идущую от долговременной памяти, в то же время они реагируют своей активностью и на информацию, здесь и сейчас идущую от органов чувств.

По этой причине скорость вращения энергии в этих точках периодически то возрастает, то снижается, что отражается на плотности информационного материала, собирающегося в этих пунктах.

И поскольку такие информационные блоки также следует считать памятью, но имеющую цикличный характер проявления, то такую память следует называть кратковременной. Однако задача, которую выполняют такие точки, этим не исчерпывается.

Если говорить о продолжении функционирования подобных точек, то наиболее подходящим сравнением будет сопоставление их с линзами, которые, с одной стороны, принимают, аккумулируя, энергию, а с другой излучают ее в виде лазерного пучка.

В нашем случае эти линзы, то есть точки кратковременной памяти, оперируют не просто потоком фотонов, а особо сформированным, информационно насыщенным пучком света.

И теперь самое главное. Все эти линзы ориентированы таким образом, что имеют фокусированную направленность или точку сборки. Несколько слов об этой пирамидальной фигуре, которая образуется данной конфигурацией лучей.

* * *

Ранее, в статьях о сознании, речь шла о том, что на базе характерных черт, в результате воспитания, опыта жизни, процесса обучения и обычного общения возникает некий опыт, который, обучая, формирует определенное мировоззрение, которое мы назвали нравственной надстройкой.

Так вот, данная лучевая пирамида, о которой идет речь, и заключает в себе идею нравственности, зашифрованной в характеристиках этой лучевой пирамиды психики.

Поскольку каждый отдельный луч, направленный в точку сборки, имеет центростремительную характеристику своей энергии, то, естественно, что и в фокусе суммарная точка также продолжает эту самую тенденцию к сингулярности.

Возникшая стяжка, стремясь к самосохранению, образует свой центр, который не только образован энергией лучей пирамиды, но при этом и аккумулировал в себе, гармонично увязав воедино, все характеристики, присущие каждому лучу в отдельности.

Этот пункт мы называем точкой "Личностного Я". Однако следует понимать, что это образование не является материальным, а представляет собой всего лишь устойчивую голограмму, возникшую на основе нравственной накачки.

Необходимо сказать, что источники этих лучей, которыми являются пункты кратковременной памяти, нельзя считать идеальными в том смысле, что использованная ими информация не соответствует стопроцентной объективной реальности.

Кратковременная память субъективна. Поэтому и фокус точки сборки сконцентрирован неидеально. Следовательно, "Личностное Я" не имеет абсолютной точности восприятия. Но возникла-то эта структура в реальном мире.

И поэтому взаимоотношения лучей нуждаются в постоянной коррекции. Таким образом, точка "Личностного Я" становится "блуждающей", то есть постоянно стремящейся к гармонии, равновесию, но на данном этапе развитых способностей неготовой к воплощению этого желания.

Необходимо сказать несколько слов о том, каким образом происходит эта самая корректировка.

Точка "Личностного Я", представляя собой сингулярность, которую можно сопоставить с эффектом черной дыры в космосе, в то же время, с одной стороны, втягивая информационные лучи от кратковременного источника памяти, с другой стороны (после набора мощности), выбрасывает во внешний мир излучение.

Оно, сканируя пространство, способствует осознанию этой самой точки как самой себя. В противном случае достаточно долго удерживать фокус точки сборки в фиксированном состоянии, то есть обладать притягательностью для лучей, было бы невозможно.

Так, излучая энергию, точка "Личностного Я" создает вокруг себя особую энергетическую структуру, которую мы называем сознанием. И здесь обратите внимание на следующее.

* * *

Информация, полученная личностью от пирамиды, базировалась на реальном материале, собранном при помощи органов чувств, но модифицированном индивидуальными генетическими характеристиками и нравственной составляющей.

В результате поле сознания строило свои излучения на основе именно этих данных, которые должны соответствовать реальности.

Однако, как мы уже говорили, в такую информацию вносятся индивидуальные дополнения, которые несколько искривляют чистоту истинного информационного потока. Но, с другой стороны, они дополняют его яркостью и сочностью индивидуальной трактовки.

Таким образом, энергетические посылы поля сознания, достигая тех самых вещей, пунктов, которые послужили источником раздражения, отражаясь, возвращаются к "Личностному Я" с некоторыми искажениями.

Они-то и указывают ему на то, что картина представленного мира и картина реального мира несколько отличаются друг от друга, в силу чего "Личностное Я", используя обратную связь с кратковременной памятью, вносит необходимые коррективы для исправления причин, вызывающих подобные неточности.

Именно за счет этого механизма взаимодействия производится необходимая коррекция вплоть до того уровня восприятия, которым "Личностное Я" будет удовлетворено.

Так вот, волны, наполняющие поле сознания (которое проецирует "Личностное Я" как в сторону излучения, так и в направлении восприятия), называются оперативной памятью, то есть информационным процессом, возникающим и действующим здесь и сейчас. А сам институт управления, существующий между "Личностным Я" и оперативной памятью, называется умом.

Несколько слов об уме. Его деятельность в поле сознания можно обозначить как процесс осознания. Однако здесь имеется один нюанс, который требуется уточнить. Дело в том, что институт ума функционирует как двухуровневая структура, известная как свет и тень. Свет - это состояние бодрствующего ума, а тень - это состояние сновидения.

Но "Личностное Я" использует оба эти состояния ума для того, чтобы получить непрерывность осознания. Как мы уже говорили, свет ума создает информационную накачку, используя линзы кратковременной памяти. А они, как уже было сказано ранее, активны тогда, когда активированы и органы чувств. Это их энергетика возбуждает активность кратковременной памяти.

При засыпании энергетика сознания переориентируется. Так как органы чувств переходят на другой режим, то есть их активность резко снижается, то теперь функцию органа, снабжающего сознание энергией, берет на себя та самая первичная монада (видовая + генетическая память).

Она изменяет сознательное поле тем, что в нем начинают доминировать иные характеристики. А информацию данное поле черпает от пунктов, которые находятся внутри мозга как точки связи между точками приема чувственной информации.

Ведь в этой внутренней сети продолжают гулять медленные волны долговременной памяти, которые представлены не только информацией, загруженной туда в процессе данной жизни, но и того блока, который был привнесен туда путем генетического наследования.

В сумме возникает определенная информационная структура, которая заменяет поле, существовавшее при бодрствовании. Это то же самое сознательное поле, но поскольку его характеристики были изменены, то оно из внешнего поля сознания превратилось во внутреннее.

В нем также продолжают действовать и оперативная память, и институт ума, которые позволяют "Личностному Я" осознавать как новое информационное пространство, так и себя в нем.

Можно сказать, что происходит некая переориентация точки сборки извне внутрь. От энергии кратковременной памяти к энергии долговременной. Есть еще один момент, который нельзя обойти стороной.

Мы уже упомянули о том, что в результате неточности, информационного несоответствия между реальным миром и его восприятием, возникает так называемая нестабильность "Личностного Я".

А также налицо несколько странное функционирование ума, которое можно определить как "блуждающий ум", то есть непрерывно ищущий и постоянно не находящий себя, этакий "летучий голландец".

* * *

А теперь я предложу Вам небольшое отступление. Представьте себе, что Вы находитесь в лодке посреди штормящего моря. Непрерывная качка настолько вас утомляет, что вы с нетерпением ждете того момента, когда можно будет ступить на берег. Почему?

Да потому, что земля, как незыблемая твердь, несет вам стабильность, уверенность, покой, которые зависят от четкости восприятия, что было невозможно в море.

Даже находясь в лодке и стремясь избавиться, отгородиться от ужасных последствий качки, вы будете стараться зафиксировать свой взгляд на какой-нибудь точке, не подверженной пляске волн.

В результате чего возможна стабилизация внимания, и тягостное ощущение нестабильности может быть несколько закамуфлировано. Отсюда и возникла та самая известная тяга ума к фиксации на цели, вещах.

Мало того, такая предпочтительность ума отразилась на его сути тем, что цель, по мнению ума, должна быть признана как доминанта. В то время как ее антипод, то есть процесс достижения, должен считаться второстепенным. Такое предпочтение ума тем более странно, что сам ум не является вещью, а представляет собой процесс осознания.

А странно это потому, что институт ума поступает алогично, то есть самоуничижительно, отдавая предпочтение своей противоположности. Как мы уже сказали, это нелогично, неестественно, хотя и объяснимо теми самыми причинами, которые мы приводили выше.

Очевидно, что если явление неправильное, то его надо исправлять. Но исправление всегда нуждается в инструменте и еще во многих сопутствующих положениях. Теперь поговорим о том, что это за сопутствующие положения и о каком дополнительном инструменте можно вести речь.

Поскольку мы говорим о человеке разумном, то следует заметить, что это единственное существо, которое живет в общей природе, но выделяется из нее своей разумностью. Несколько слов, объясняющих этот факт, то есть почему это так произошло.

Как уже говорилось в статье: Созидание жизни, духовный луч, внедрившийся в монаду видовой и генетической памяти, насытил ее не только духовной энергией, имеющей более тонкую структуру, чем имела видовая память, но и более широкую информационную составляющую, которая дополнила собой память генетическую.

В результате обе структуры, составляющие человека - его материальная и психическая части, получили исключительный допинг, который значительно увеличил не только количественную, но и качественную составляющую жизненной энергии.

В результате процессы, о которых мы говорили выше, естественно, начали протекать не более высоком режиме активности. Мышление стало четче, ярче, сочнее. И эффект, естественно, сказался на скорости и точности.

Усилилось всё - и фокус точки сборки, и ярче стала голограмма "Личностного Я", усилились все виды памяти - в общем, общая ментальность возросла на уровень. Но почему это произошло?

Мы говорим о том, что в нашу сознательность был внедрен духовный луч, который состоял из энергии самого высокого класса, существующего в природе. Отличительной чертой этой энергии является ее текучесть, то есть неспособность к фиксации. Она собой и представляет то, что называется истинным процессом.

Таким образом, тот ментал, который в нашем сознании был сформулирован в виде приоритета целевых программ над процессуальными, получил импульс к расширению своих возможностей в противоположном направлении.

Другими словами, духовная энергия, как абсолютная текучесть, в первую очередь начала контактировать и усиливать ту часть нашего мышления, которая соответствует процессу или наличию обратной связи между фиксированными пунктами.

* * *

Надо сказать, что целевая точка или вещь представляет собой сжатый блок информации. Да, потенциально там информации находится огромное количество, но "распечатать" ее для осознания очень сложно.

В то же время, процесс хоть и не является, собственно, информационным источником, но, будучи переносчиком информации, он способен в доступной мере изложить суть того, что происходит на перегонах между двумя вещами, находящимися как в прямой логической зависимости, так и в опосредованной.

В силу этого такая информация становится доступной. Следовательно, может стать действенной. Именно поэтому пирамида нравственного излучения, создающая голограмму "Личностного Я", получив дополнительный объем доступной информации, смогла настолько восполнить недостающие пробелы в своих активах, что значительно усилила свою конструкцию, придав ей большую стабильность и устойчивость.

В результате этого дополнительная информация, представленная процессуальной частью мышления, с одной стороны, создала тенденцию к стабилизации "Личностного Я", но, с другой стороны, мало что изменила в позиции ума, так как это произошло непроизвольно, без его участия.

Дело в том, что ум не участвовал активами своей воли в этом процессе и поэтому не смог достойно оценить причину произошедшего качественного скачка. И его традиционная тяга к приоритету цели над процессом продолжала оставаться незыблемой.

Как видим, ум, вместо того, чтобы оказаться лидером данного процесса, превратился не столько в аутсайдера, сколько в силу, тормозящую процесс развития сознания. И на данный момент мы являемся свидетелями того, что ум человека занимает странную позицию оппозиционера, препятствующего естественному природному процессу.

Конечно, данную позицию ума можно трактовать как деструктивность. Однако это имеет свое логическое объяснение того, что ум просто не осознает данного положения вещей. А происходит это потому, что он говорит на языке цели и поэтому не понимает языка процесса.

Если бы это было иначе, то ум, уже давно осознав преимущество процесса над целью, изменил бы приоритеты отношений, в которых цель и процесс, имея равные представительства, тем не менее, были бы не равны по своей значимости.

Отсюда видна задача, которая может быть сформулирована как необходимость восприятия умом языка интеллекта. Но, как мы уже сказали, проблема в том, что в силу своей ограниченности ум не понимает и не воспринимает процесс как факт реальности.

Однако это положение является верным только по отношению к светлой части ума. Теневая же часть ума уже давно (изначально) способна на диалог, который возник между интеллектом, как институтом духовности, и теневой частью ума, как институтом ментала.

* * *

Теперь, как мы видим, тема сужается еще больше. Необходимо, чтобы свет и тень ума, как единое образование, могли бы начать взаимное общение. И в этом варианте уже говорить о разных языках не приходится по одной простой причине.

Как один, так и другой уровень представляют собой единое целое. Следовательно, проблемы взаимного непонимания быть не может по определению. Но по факту мы видим, что такое недопонимание присутствует.

И вот тут неожиданно мы приходим к следующему выводу. Присутствует не факт взаимного непонимания, а отсутствует синхронность, то есть единовременная активность. И это понятно.

Свет активен в бодрствующем состоянии, а тень - в сновидении. Отсюда и столь печальный итог. Целое искусственно было разделено на части, которые никогда вместе не встречаются. Но вот вопрос - а можно ли их соединить вместе?

Очевидно, что нет. Раз природа создала такое разделение, значит, оно необходимо, жизненно важно. Все это так. Но когда невозможно одно, становится возможным другое.

Зачем объединять несовместимое? Ведь достаточно между ними наладить коммуникационный мостик. Оставаясь разделенными, обособленными, в то же время, они могут иметь контакт, который называется измененное, особое состояние сознания (зона).

Имеется ряд техник, которые позволяют свету ума наладить мостик с тенью и, также, наоборот. Эти упражнения называются "просыпание во сне" и "сон наяву".

Однако этому положению препятствует косность ума, которая продолжает утверждать, что весь мир представляет собой набор вещей, которые могут быть обозначены как ближние либо дальние цели.

А процесс - это нечто эфемерное, неважное. То, чем можно пренебречь. В силу этого утверждения ум демонстрирует свою деятельность тем, что сначала создает вещь, добивается поставленной цели, а потом рассматривает постфактумом, что из этого получилось.

Убедить же его в том, что действовать надо в режиме противоположности, практически невозможно. Это искусство, которое для такого института сознания пока недостижимо.

И только люди творчества (и то действуя спонтанно) отключают контроль светлой части ума, непроизвольно приходя в измененное состояние сознания, которое мы обозначили как сон наяву. В этом состоянии люди, от природы наделенные таким даром, видят сначала процесс созидания, а затем уже, на основе такой голограммы, начинают творить вещь.

И их цель в итоге оказывается идеально соответствующей заранее созданному процессу. Они прекрасно понимают, что качество возможно только тогда, когда возникший процесс творит цель. Иначе деятельность будет нерациональной.

В противовес данному варианту ум противопоставляет те случаи, когда в стрессовых ситуациях вещи либо цели разворачиваются для осознавателя в своей истинности, указывая им на процесс, который необходимо создавать. Таким образом, ум говорит о возможном идеале, к которому следует стремиться.

Надо сказать, что данное утверждение имеет под собой основание, потому что вышесказанные факты неоднократно имели место в реальности, хотя и в исключительных случаях. Но для того, чтобы разобраться в этом вопросе и признать, насколько истинным является такое утверждение, нам нужно заглянуть в глубины происходящего.

* * *

А такое исследование нам невольно покажет следующее.

Мы уже говорили о том, что все вещи (а целевые - в особенности) характеризуются очень высоким уровнем информационной плотности, в силу чего затруднено их осознание.

Но "затруднено" не означает "невозможно". Иногда, в критических ситуациях, выброс определенных гормонов (произошедший для того, чтобы выручить, спасти суть от неминуемой гибели) приводит к форсажу энергий сознания.

В результате процесс мышления ускоряется на уровень и этой скорости хватает для того, чтобы в вещи увидеть смысл и на этой основе создать процесс, ведущий к спасению.

Но эта исключительность состояния чревата огромными энергетическими потерями и может быть активирована только на очень короткий промежуток времени - это, к тому же, и не может быть использовано часто, так как приводит к повышенному износу всех материальных составляющих.

Следовательно, в особых случаях такой режим работы может быть признан необходимым, но стремиться нужно к способности постоянно действовать в управляемом режиме параллельности.

Именно так создается достижение наибольшей эффективности при максимальной экономичности энергетических вложений. А это и будет реализовано только тогда, когда процесс станет приоритетен над целью.

Однако, как уже мы поняли, достигнуть подобного качества можно лишь через контакт между умом и интеллектом, который будет налажен на уровне симбиотического единения или толерантности. Этот же принцип, когда внутренняя толерантность будет достигнута, может быть применен и во внешнем проявлении.

Представить себе процесс внешней толерантности можно следующим образом. Прежде всего, толерантность признает симбиотическое состояние, к которому должны прийти обе стороны. Далее.

Если мы говорим, что в основе толерантности лежит симбиоз, то следует, признав обе предлагаемые идеи как равнозначные (то есть параллельные, воплощающие идею целостности и не ущемляющие ничьи интересы), в то же время, признать одну идею как соответствующую цели, а другую - как соответствующую процессу. И запустить их обе в режиме творчества, а также в дуальном потоке толерантности.

И в таком симбиозе обязательна ведущая роль процесса по отношению к цели. Тогда ничьи интересы не будут принижены, а итог станет жизненно необходим для каждого.

П. Веденин, 05.09.2004