Автор Тема: Вера  (Прочитано 2447 раз)

П. Л.

  • Учитель
  • Сообщений: 526
Вера
« : 25 Октябрь 2003, 04:00:00 »
Очень много ведется дебатов, полемик вокруг смысла слова "вера". Особенно неиствует в этом плане религиозное направление, считающее, что приоритетная вера - это вера в Бога, а все остальные формы являются лишь ее модификациями.

И, тем не менее, параллельно с этим направлением существует и другое, которое во главу угла ставит веру, основанную на принципе внутренней силы, также являющейся производной от Творца, но проявленной в человеческой сути.

Какая же из этих концепций может быть оценена по достоинству, то есть признана первичной? Как мне кажется, лучше всего на этот вопрос может ответить реальность, то есть жизненная практика, а она убеждает своими реалиями, что всегда и во всех случаях, когда за основу берется внешняя опора, то результат, чаще всего, оказывается неудовлетворительным.

Тогда же, когда человек в первую очередь рассчитывает на себя, то результат получается обратным. Видимо, важны обе веры, но гораздо важнее при этом понять, какая из них способствует для утверждения второй.

И, видимо, ответ на этот вопрос расставит все точки над "и". Давайте попытаемся проанализировать, каким образом вера во внешние активы может нам помочь. И может ли? Да, может, но только в том случае, если она будет способствовать активации внутренней веры, то есть веры в самого себя.

Просто вера, в абстрактного Бога, вряд ли что может сделать позитивного. Теперь сделаем обратное рассуждение, то есть каким образом внутренняя вера может помочь внешней? Если человек верит в себя, в свои силы, то от него исходит энергия лидера, он обладает так называемой харизмой, и это, в свою очередь, притягивает к нему людей. А те, становясь союзниками, начинают активно работать под его руководством.

Против таких рассуждений трудно что-либо возразить. Так давайте подведем итог. Внешняя вера служила внутренней, которая была базовой. Внутренняя вера служила для активации внешних сил с тем, чтобы они вернулись к источнику многократным усилением.

Таким образом, становится абсолютно ясно, что внутренняя сила, личная воля, харизма и магичность базируются на приоритете веры в самого себя. А все остальное "верование" является лишь сопутствующим. И чем мощнее вера в себя, тем активней приток к нему внешней силы. Такой человек в жизни и может стать лидером, личностью, и именно такая сила воли может считаться производной от Создателя.

Но повторяю, спонтанно эти качества не могут быть проявлены в полной мере. Их нужно обязательно развивать для того, чтобы придать им разумность. Хочется добавить, что первичные задатки этой веры могут проявляться в каждом человеке, в той или иной мере, начиная с самого раннего детства.

Прочитайте отрывок из моей книги "Звери скального храма". Здесь Вы сможете увидеть, как проявляются параметры веры. Более развернутый вариант книги размещен на нашем сайте в теме "Фантастическая реальность".

П. Веденин, 25.10.2003

*****

"...Между тем они вышли из хорошо укрепленных ворот и, пройдя по мостику, перекинутому через широкий ров, направились к поляне, на которой сидело около двадцати послушников примерно от семи до десяти лет. Их худощавые тельца покрывали только набедренные повязки. Почти все дети держались вместе шумной ватагой, и только несколько мальчиков расположились по одиночке в полном молчании.

Взору открывалась лишь половина поляны, так как ее перегораживала плотная бамбуковая ограда. Обойдя ее, они вышли к яме шириной около двух метров и метра три в глубину, а ее длина равнялась примерно метрам шести. Все дно, как в ловушке для зверей, было плотно утыкано заостренными бамбуковыми кольями. Понятно, что любой, кто упал бы в нее, неминуемо бы погиб, распоротый этим смертоносным частоколом.

Недалеко от противоположного конца ямы сидело трое Старцев, облаченных в одежды шафранового цвета. Учтиво поклонившись сидящим Учителям, старик с молодыми людьми вернулся на ту часть поляны, где в полном неведении того, что их ожидает, находились маленькие послушники. Наставник показал Стефану на ребенка лет семи, который сидел недалеко от забора в позе лотоса и сосредоточенно смотрел прямо перед собой:

- Это ваш будущий ученик, - показал на него Старец. - Вот, кстати, вы и посмотрите на него, оцените, сумеет ли он выдержать испытание. А если нет, то останется, как и прежде, просто послушником.

Затем они встали так, чтобы было видно обе половины поляны, и приготовились наблюдать за развитием событий.

Со стороны монастыря подошел высокий монах крепкого телосложения и, поклонившись присутствующим Учителям, встал у края ямы возле изгороди. Получив знак, разрешающий начало испытания, он выкрикнул первое имя, и из группы мальчиков отделился один. Обойдя бамбуковую изгородь, послушник подошел к экзаменатору.

Стефану не было слышно даже звука голоса большого монаха, потому что тот говорил тихо, буквально шепча на ухо мальчику, периодически показывая на яму и на другую сторону, где сидел Настоятель монастыря со своими помощниками. К своему удивлению, Стефан убедился, что он продолжал прекрасно понимать смысл произносимых экзаменатором слов.

Суть их заключалась в том, что тот предлагал испытуемому совершенно непосильную на первый взгляд задачу - мальчик должен был перепрыгнуть яму в длину. Монах добавил, что послушник будет посвящен в Младшие ученики, если поверит в то, что сможет это сделать, и прыгнет.

Видно было, как ребенок напрягся и побледнел, но, все же решившись, сделал несколько шагов назад для разгона и, сжавшись от страха в комочек, побежал к яме. Почти достигнув ее края, он глянул вниз и, словно загипнотизированный частыми рядами кольев, больше не смог сделать ни одного шага вперед. Высокий монах, стоявший рядом, неожиданно мягким движением коснувшись плеча мальчика, сказал, что тот не выдержал испытания и ему в следующем году будет предоставлена еще одна возможность прыгнуть. Показав в сторону монастыря, он приказал мальчику идти туда.

Вызвали еще одного послушника лет десяти. Рослый, с широко развернутыми плечами, он производил впечатление всегда побеждающего ребенка. В его взгляде читались честолюбие и осознание своего превосходства над другими.

Однако после того как ему было объяснено задание, бравады в нем значительно поубавилось. Хотя, очевидно, не настолько, чтобы отступить. Приближаясь к яме, мальчик с каждым шагом замедлял свой бег и у самого края практически остановился. Но сила инерции неумолимо потащила его вниз, и ребенок стал падать прямо на острия бамбуковых кольев.

Стефан в волнении подался вперед, понимая, что не успеет помочь мальчику и сейчас произойдет непоправимое. Но экзаменатор не зря стоял так близко от края ямы. Молниеносным движением руки он поймал мальца и, как котенка, отшвырнул его в сторону. И второй испытуемый остался лишь приближенным к монастырю, а не принятым в него. Размазывая слезы по некогда заносчивому лицу, он с опущенной от стыда головой побрел, спотыкаясь, прочь.

Третьим экзаменатор вызвал Тхао. Стефан с замиранием в сердце смотрел, как малыш медленно поднимается и, секунду постояв в полной неподвижности, решительно идет за бамбуковую ограду. Хорошо было видно, как вздрогнул мальчик от страха, когда монах объяснил, в чем состоит испытание, однако ни единым жестом не выдав своего состояния, он продолжал слушать. И после того как тот закончил говорить, послушник сложил руки перед грудью и поклонился, давая знать, что он понял.

Произнеся еще несколько слов, экзаменатор показал Тхао место у забора, откуда тот должен начинать свой разбег, а сам сделал шаг назад и в сторону, освобождая позицию для прыжка. Мальчик, подойдя к забору, повернулся обратно, и Стефан с удивлением отметил, что не замечает на лице испытуемого ни тени страха. Оно было спокойно, как лицо маленького Будды.

Затем произошло самое удивительное. Стефану показалось, что малыш, слегка вздрогнув, начал вибрировать и его тело стало излучать голубоватое свечение. Возникло такое впечатление, что его тень стала больше, объемнее и чем-то напоминала тень слоненка, когда тот устремляется к желанной цели.

В этот момент неуловимым движением, подобным порыву ветра, Тхао начал свой разбег. В отличие от других, он не замедлял скорости своего движения при приближении к краю ямы, а наоборот, с каждым шагом наращивал ее. И при последнем толчке все его тело настолько вибрировало от энергетической насыщенности, что, когда он начал свой полет, распростертые руки малыша стали казаться крыльями парящего орла.

- Но ведь этого же явно недостаточно для того, чтобы ребенку перепрыгнуть яму такой длины, - пронеслось в голове у Стефана.

Казалось, ужасная развязка неминуема. И вдруг, словно услышав мысли летчика, экзаменатор, стоящий у края ямы, несильно, но нацелено хлопнул прыгнувшего мальчика чуть ниже поясницы. Тот не только сумел перелететь через все бамбуковые колья, но и оказаться в метрах двух от смертоносной черты, кубарем подкатившись к ногам Учителей. Глядя на них, можно было видеть, как засветились их лица оттого, что родился еще один ученик...".

*****

П. Веденин, Ли Хоа, 2000