A A A A Автор Тема: Основной закон диалога  (Прочитано 2971 раз)

П. Л.

  • Учитель
  • Сообщений: 526
Основной закон диалога
« : 21 Май 2004, 04:00:00 »
Риторика - это умение вести диалог. И этому искусству (как, впрочем, и любому другому творчеству) надо учиться.

Учатся на примерах, а оттачивают свое мастерство посредством опыта. Но как одно, так и другое будет работать только в том случае, если информационный поток протекает в русле интереса. И не так важно, чем этот интерес будет вызван: согласием с излагаемой темой или с ее категорическим неприятием - не в этом дело.

Оно в другом, а именно: в уровне значимости темы для дискутирующих. Поэтому я не буду (да и физически не смогу) в одной статье осветить все детали и нюансы диалога, но постараюсь, выделив главное, максимально раскрыть его суть.

Итак, мы определили, что любой диалог (если его целью является конструктивность как процесса, так и результата) должен быть не только интересен всем участникам диспута, но и обладать соответствующей для всех значимостью. Но если это так, то и все участники обсуждения, казалось бы, непременно должны оказаться лицами, заинтересованными в достижении поставленной цели.

Однако, на самом деле, процесс обсуждения по "непонятным" причинам начинает неуклонно сбиваться в сторону от предварительно обозначенного направления. Конструктивность исчезает, т.к. диалог оказывается несостоявшимся - по одной причине. Он оказался незаметно подменен или, лучше сказать, разменян на ряд монологов, соответствующих числу участников.

Но заявленная проблема-то осталась нерешенной. Как говорится: "...а воз и ныне там...". Делаются очередные попытки, но итог тот же самый. Вот почему, казалось бы, конструктивный принцип, заложенный в основу диалога, оказался замененным директивным методом или, попросту говоря, диктатом.

Эта мера была вынужденной. А что делать, если решения принимать надо? Ведь "время не ждет", а согласия не наступает. Но "свято место пусто не бывает" и именно поэтому демократическое устройство общества, оказавшись несостоятельным, легло под пяту диктатуры. И неважно какой (подходящей). Просто иначе было нельзя, иначе - хаос.

Но время шло, общество развивалось, и вульгарный диктат, став анахронизмом, начал требовать замены (вернее говоря, изменений, которые бы выглядели переменами, но таковыми бы не являлись). В итоге возникла очередная модификация диктата - голосование. Конечно, и эта пародия на демократию также была отражением времени или уровнем развития общества.

Почему как голосование, так и диктатура, по сути, являются производными одного направления - насильственного? Дело в том, что голосование ни есть обсуждение вопроса, а принятие решения по ряду уже сформированных вопросов. И здесь имеются два основных положения.

Первое - это сами вопросы, которые составлены по принципу "выбор поневоле" и не позволят участникам отклониться от заданной программы. Второе - это определение и формулирование самих вопросов, где, можно сказать, и скрывается основная диктаторская "кухня".

Бытует выражение: "каждый народ достоин именно того социума, в котором он живет". Думаю, что оно в полной мере соответствует истинному положению вещей, в том числе и в нашем обществе. Почему у нас нет и пока не может быть демократии? Ответ один: потому что мы не умеем вести диалог, и именно поэтому оказываемся неспособными и к договору.

Какова причина, таково и следствие. Так чего же мы как не знаем, так и не умеем? Прежде чем ответить на этот вопрос, давайте повторимся. Личная заинтересованность всегда должна лежать в основе канвы диалога. И здесь же находится и сама проблема к возможности договориться. Но, что особенно важно знать, так это то, что эта проблема многопланова. И в этом основная сложность. Начнем по порядку.

Прежде всего, следует признать Диалог живым существом, в котором есть "ум", "сердце" и "душа". "Ум" - это тот, кто излагает мысль. "Сердцем" является тот, к кому направлено данное обращение. А "душой" будет сама идея, которая служит темой для диалога. Понятно, что для жизни важны все участники этого процесса. Вот и давайте изучать этот процесс с позиции одного из участников, а именно "ума", как основного фигуранта и главного ведущего в этом процессе.

К тому же, он должен ясно и четко представлять себе то, что собирается декларировать. Вместе с тем, он также должен понимать, что утверждаемая им позиция в истине может претендовать на роль всего лишь предположения. Следовательно, возможна и его трансформация, т.к. "уму" требуется не самоутверждение (как "сердцу"), а истина. Поэтому он готов принять и доказательные, детально аргументированные доводы оппонента без всякого апломба.

"Уму" нужен не спор как способ самоутверждения, а диалог как метод определения истины. Затем, "ум" должен уметь спокойно, внятно, логично, грамотно и по существу излагать свои мысли. Также важнейшим моментом в этом процессе будет проявленная способность к установлению и удержанию обратной связи с "сердцем". Говорить надо не столько с утверждения позиции "ума", сколько для стабилизации положения "сердца".

Это значит, что, кроме того, чтобы уметь слушать и слышать оппонента, надо быть способным и к демонстрации этого процесса в режиме параллельности. То есть, находясь в процессе изложения своей мысли, ему нужно держать контакт и удерживать этим контроль над ритмом и темпом эмоциональных сокращений "сердца". Для чего?

А для того, чтобы точно вести энергетическую и удерживать смысловую канву диалога. Если мысль "ума" оказывается непонятной для "сердца", то хоть и можно считать виновными в этой "неразберихе" обоих, но... Так как неправым признать себя способен только "ум", следовательно, он и должен это сделать с тем, чтобы сохранилась конструктивность процесса.

"Сердце" эмоционально, поэтому для него будет нормальным перебивать речь "ума", неожиданно и громко вскрикивать, вскакивать с места, бегать, бурно жестикулировать и т.д. Поэтому "ум" должен научиться, не поддаваясь невротическим проявлениям "сердца", неуклонно продолжать удерживать свою, заранее определенную линию.

Мало того, "ум" должен не только понимать и принимать манеру разговаривать, которую исповедует "сердце", но и использовать ее для того, чтобы, во-первых, способствовать "сердцу" разговориться, а во-вторых, определив слабые и сильные места в противопоставленной позиции, уничтожить одно и взять себе на службу другое.

Проводя диалог, "ум" должен всегда удерживать в приоритете мысль о том, что истина превыше всего. Это значит, что диалог не требует ничьих капитуляций (как, впрочем, и торжества убеждения).

Диалог стремится не к победе "ума" над "сердцем", а к их монадному, идейному единению, где и в чем, наконец, сможет возродиться истина. Конечно, "ум" - всегда излагает, "сердце" - всегда оппонирует, но это всего лишь способ, каким лезвие оттачивается об оселок с тем, чтобы получилось острие разумности.

В принципе, эти правила не так уж и сложны для их осознания. Проблема возникает тогда, когда человек, закончив оппонировать "сердцем", переходит к изложению "умом". Ведь здесь, для продолжения ведения диалога, требуются совсем другие формы и методы контакта. Но они, к сожалению, до сих пор остаются невостребованными.

Поэтому и столь плачевные результаты на ниве нашего общения, ведь от лица "ума" мы говорим "сердцем". Следовательно, истину пока определять нам придется только голосованием, а, как известно, при голосовании побеждает большинство.

А кого у нас больше? Вот так-то.

П. Веденин, 21.05.2004