Автор Тема: Преступление наказанием  (Прочитано 2358 раз)

П. Л.

  • Учитель
  • Сообщений: 526
Преступление наказанием
« : 11 Октябрь 2003, 04:00:00 »
Человечество пока еще не придумало ничего более эффективного в борьбе с преступностью, чем наказание изоляцией. Но изоляция ни есть наказание, так как всего лишь ограничивает зону жизнедеятельности.

Мы все, в той или иной степени, ограничены рамками закона, нормами, временем, регламентом, границами, языковыми барьерами, социальными, экономическими, бытовыми, половыми, образовательными и т. д. Все это и есть зоны, где мы являемся, по сути, заключенными, причем иногда навечно, то есть пожизненно.

Но, невзирая на столь жесткие формы прессинга против свободы личности, мы чувствуем себя в качестве заключенных или заложников жизни, в общем-то, нормально. И дело не в том, что это нормально, а в том, что человек имеет удивительную способность к адаптации.

Приспосабливаясь к самым ужасным условиям, он просто перестает воспринимать негативы существования, а затем, если эта форма изоляции становится нормой, то, развивая философию такого положения, начинает находить в ней даже позитивные стороны.

Так человек уходит от чувства угнетенности, трагичности и т. д., продолжая жить в той среде, куда его определила судьба или закон. Страдает ли он, осознавая, что в тоже время, параллельно с ним, идет другая жизнь, более радостная, чем его? Безусловно.

Мало того, он прекрасно понимает, что именно это его желание войти в ту жизнь и стало причиной его изоляции. Обвиняет ли он себя в том, что с ним произошло? В очень малой степени. Да и то лишь с той позиции, что оказался не столь изощрен, аккуратен, ловок в том процессе, с помощью которого он хотел сменить зону обитания.

Следовательно, необходимо стать более изощренным с тем, чтобы изменить ситуацию в свою пользу, тем более, что есть для этого не только время, но и головы с опытом.

Мы можем видеть, что преступность не только не снижается или становится более упрощенной и т. д. Нет, она, наоборот, развиваясь, становится более изощренной, жесткой, циничной, образованной, организованной и т. д.

Почему? Видимо, потому, что для этого были созданы все необходимые условия. Причем я имею в виду в большей степени не те социальные условия, которые сложились в нашем обществе в последнее время, а те, которые возникли в зонах изоляции.

Они превратились в подобие парников, где выращивается молодняк, опекаемый зрелыми личностями, а затем, по готовности, высевается за пределами этой лаборатории по созданию все более современных и эффективных форм антисоциального поведения.

Так что же было создано нашим правовым институтом и что было задумано? Имелось в виду, что преступление должно быть прежде всего дифференцировано по статьям закона. И в полном соответствии с его параграфами были определены не только все участники данного преступления, но и назначены судом меры наказания. Что же это за меры?

В подавляющем большинстве случаев этими мерами являются наказания, связанные с различными сроками лишения свободы. Но, как мы уже разбирали, эти сроки ни есть лишение свободы, а всего лишь замена одной зоны с ограниченной свободой на другую, где эти ограничения имеют лишь более жесткие рамки.

Поэтому такое наказание не воспринимается как наказание в полном смысле этого слова. В какой-то мере, этот процесс перемещения является напрягающим только в первый раз, да и то в виду новизны всего происходящего. Но и это не выглядит столь уж драматичным, так как компенсируется исследовательским интересом к новизне в непривычной среде. И что же мы получим в итоге?

Итак, было преступление. За это было возмездие в виде наказания посредством временной изоляции - из одной зоны в другую. Далее, в соответствии с задумкой, должно идти перевоспитание преступника в законопослушного гражданина посредством труда, прессинга охраны с использованием приемов "кнута и пряника", а также культмассовой воспитательной работой.

Получается ли задуманное на деле? Анализ показывает, что нет. Все эти методы не работают и отлаженная схема оказывается сколь неэффективна, столь и экономически убыточна. Видимо, исправление наказанием невозможно в принципе.

Есть возражение: "Но вот", - дескать, - "какой-то процент более не возвращается на путь преступлений". Да, это факт, но его появление лежит не в области перевоспитания, а в том, что сам преступник, независимо от условий, переосмыслил и пересмотрел свою линию жизни.

В какой-то мере наказание, как факт реагирования общества на его проступок, конечно же, послужил отправной точкой в его пересмотре прежней жизни, но перевоспитывающего момента здесь нет и не может быть.

Но ведь должно же быть какое-то решение этого вопроса? Ведь затягивание любой проблемы делает ее все более и более устойчивой. Давайте рассмотрим этот вопрос под несколько иным углом зрения. Я имею в виду следующее.

Начнем с перевоспитания заключенных. Убежден, что заниматься их перевоспитанием - занятие сколь бесполезное, столь и неблагодарное. Дело в том, что на позициях перевоспитания стоят люди, очень мало разбирающиеся в психологии.

Перевоспитать взрослого человека, решившегося на преступление, невозможно в принципе. Никто и никогда еще не смог похвалиться успехом на этом поприще. Были факты или отличной игры, или действительного переосмысления, но не благодаря, а вопреки.

Человек может изменить свое отношение к жизни. Однако сделать это он может только сам, не по указке и тем более не по принуждению. А нахождение в зоне с жесткими ограничениями уже само по себе является принуждением.

Итак, примем первый постулат: изоляция не перевоспитывает, а наоборот, ожесточает и воспитывает. Значит, не изоляция. Но что же тогда? А что такое изоляция в принципе? Изоляция - это прежде всего срок. Давайте заменим термин "изоляция" на термин "срок" и зададим тот же вопрос по-новому.

Значит, нужно наказание за преступление, но не через срок. А через что же? Вернемся к преступлению. Во имя чего делается подавляющее количество преступлений? Ответ один - они совершаются из-за денег. И даже тогда, когда кажется, что дело в чем-то другом, все равно, экономический вопрос неизменно присутствует. Но раз это так актуально, то значит, и карать нужно не сроком, то есть годами, а экономически, то есть деньгами.

Нужно полностью пересмотреть уголовный кодекс, где почти все статьи будут иметь соответствующий эквивалент, выраженный в валюте. Но вот вопрос: "А если преступление совершено, а денег по оплате статьи нет? Для этого нужно государству создать условия для того, чтобы человек смог бы заработать необходимую сумму и рассчитаться с долгом.

Теперь о тех, кому этот долг предназначен для оплаты или компенсации ущерба. Государство должно создать страховой фонд, который единовременно выплачивает застрахованную законом сумму, в полном соответствии с определенной судом статьей, а затем принудительно взыскивает ее с преступника.

А то, что взыскать не удалось, переводится на его финансовый счет в страховом банке как кредит и затем состоится повторное разбирательство, которым будет определена дальнейшая судьба преступника.

Речь идет о том, что он может дать гарантированное обещание погасить задолженность в обговоренный с банком срок. Если же банк не согласен с этими условиями или они были нарушены должником, то банк будет вынужден направить должника на принудительное трудоустройство до тех пор, пока им полностью не будет произведен расчет со страховым банком.

Естественно, что принудительное трудоустройство должно быть оформлено соответствующим законодательством, где должны учитываться все социальные условия. Можно сказать, что это будет своеобразной вахтой, только ее длительность находится в полном соответствии с погашением задолженности.

Конечно, наряду со всеми отчислениями, то есть пенсионными, медицинского страхования и прочими налогами, будут введены и специальные, то есть охранные и на содержание по казарменному принципу. Таким образом, с государства будет снята экономическая обуза криминальных лагерей.

А трудовые лагеря будут полностью не только обеспечивать свое содержание, но и компенсировать в полной мере тот ущерб, который был нанесен преступниками в результате нарушения закона. Кроме того, государство сможет решить многие проблемы, связанные с заселением, а также с освоением свободных территорий.

Конечно, не хотелось бы, чтобы эта идея воспринималась в ассоциативном плане с такими проектами, как Беломорканал или Байкало-Амурская магистраль, где зэки были не только бесправны, но и сознательно уничтожались тем, что использовались на самых тяжелых этапах, без всякой техники и прочего обеспечения.

Нет, речь идет о самом полноценном соответствии с трудовым законодательством, с той лишь поправкой, что эта работа будет не добровольной, а вынужденной. Хотя и здесь возможны варианты, где должник сможет определиться не только по специальности и по месту трудоустройства, но и по финансовому обеспечению, что, согласитесь, имеет значение.

И теперь о тех, кто не захочет работать по принуждению. Конечно, это будет минимум, но и срок их пребывания в изоляции также должен будет увеличен по причине их отказа от работы без уважительной причины.

Так мы сократим число сидящих в зонах под эгидой ГУИН, оставив только тех, кто, считая себя законником, работать не будет. Но, в то же время, увеличим число трудящихся на непрестижных или трудных участках производства, но при этом избегнем унижения человеческой личности криминальной составляющей лагерной зоны.

Таким образом, мы решили следующие вопросы. Наказание за содеянные преступления оставили неотвратимым. Создали механизм компенсации, выраженный в экономическом эквиваленте. И теперь самое главное. А как в этом плане будет выглядеть воспитательный аспект, вернее, самовоспитательный?

Давайте представим себе такой процесс, где труд является не наказанием, а обыкновенным и нормальным процессом, ничем не отличающимся от подобного в других местах. Где социальное обеспечение и здравоохранение на уровне и в соответствии с нормами. Где нет унижения и насилия со стороны правоохранительных органов. Где возможна учеба, занятия спортом и т. д. И только есть одно "но" - все это не добровольно, а принудительно. И все это идет на оплату долга, который сам и создал. Мне кажется, что самовоспитание, в этих условиях, будет идти более эффективно, чем в лагерях с уголовной средой.

Тюрьмы останутся только для тех убийц, которые получили пожизненное заключение и кто пошел на убийство целенаправленно, осознанно. Количество заключенных, таким образом, станет минимальным. А тех, кто занят трудом, станет больше, причем ведь оплата их труда будет в полной мере зависеть от выработки каждого. А это, как мы понимаем, и приближение погашения долга.

Но, главное, экономика получит новый импульс, причем с двойным коэффициентом. Снимется бремя содержания, которое полностью перейдет на самообеспечение, а также будут осваиваться новые территории, которые, пустуя, привлекают к себе внимание окружающих нас стран.

Ведь недалек тот день, когда окрепшая ООН однажды поставит на обсуждение вопрос о нецелевом использовании пустующих территорий. А со всеми не поспоришь.

П. Веденин, 11.10.2003