Автор Тема: Будущее России  (Прочитано 2667 раз)

П. Л.

  • Учитель
  • Сообщений: 526
Будущее России
« : 01 Декабрь 2003, 03:00:00 »
Сейчас остро встает вопрос: "Есть ли у России шанс занять в табеле о рангах мировой элиты достойное для нее место?". Другими словами, тот же вопрос можно озвучить так: "Есть ли у России будущее?".

И дело вовсе не в том, что на данном этапе своего развития наша страна в очередной раз оказалась в капкане революционных перемен. Те экономические потрясения, которые низвергли Россию в пучину депрессии, конечно же, притормозили ход ее личной истории. Но для такой страны, обладающей огромным потенциалом (причем в самых разных областях), это не катастрофа, а всего лишь вопрос времени.

Но вот этот-то компонент эволюции, создающий историю земной цивилизации, не ждет, как это происходит с культурой, природными богатствами, этносом и т. д., а, двигаясь непрерывно, постоянно устремлен в будущее.

Поэтому все те, кто отстает от этого экспресса эволюции, рискует навсегда потерять места в элитных "вагонах", конечно, если своевременно не ускорится и не догонит уходящий за горизонт состав. Образ, в общих чертах, надеюсь, понятен. Теперь по существу.

Процесс распределения, перераспределения экономических и политических активов, дающих права на эксклюзив или приоритетность, идет уже давно. Но этот пакет акций пока существует лишь в виде виртуальных позиций.

Тем не менее, экономически и политически эти позиции, компонуясь вокруг силовых центров, становятся практически недосягаемыми для тех претендентов, кто не сумел вовремя "застолбить" свой участок на этой "делянке". Легко догадаться, что ведущие государства мира, во главе с Америкой, и создают те самые силовые центры, о которых говорилось выше.

Несложно понять, что в этот устоявшийся круг, где царит взаимное признание (только не путать с взаимным уважением, так как те отношения базируются только на двух слонах - это силовые способности и эгоистические возможности), так вот, эти конкурирующие между собой попутчики прекрасно понимают, насколько зыбко их присутствие в этой зоне возможностей, так как надо постоянно подтверждать их своими способностями.

Почему же нельзя увеличить этот "круг", сделав его более емким по объему? Дело в том, что любой процесс является непрерывным переходом количества в качество. Есть то, что для всех, и то, что для избранных.

Масло сбивается из молока, но происходит это через сквашивание последнего в простоквашу, с последующим отслоением так называемого вершка или сметаны. И тут мы можем четко увидеть те самые слои, на которые разделилось молоко.

Это сыворотка, затем простокваша, потом сметана и, наконец, масло. В обществе данный процесс идет почти в точной копии. Если рассмотрим эту аналогию применительно к нашей цивилизации, то увидим, что цельного молока уже нет.

Мировое сообщество в данный момент разделено на лагерь развивающихся народов, то есть сыворотку. Затем идут народы так называемого третьего мира, то есть простоквашу. Условно, именно по этой линии проходит основной раздел, то есть то, что уже никогда не поднимется выше и то, что будет развиваться далее.

В нашем каталоге это развитые страны, то есть сметана, и элита, то есть масло. Если мы поименно озвучим этот каталог, то в его верхней половине на качество масла пока претендует только одно государство - это США. Затем, в сметане, купается значительное количество государств. В основном это остальные представители большой семерки.

Но история распорядилась таким образом, что между простоквашей и сметаной появился еще один продукт - творог.

В нашем контексте это страны бывшего соц. лагеря, распавшегося в результате крушения коммунистического режима в СССР. Естественно предположить, что часть этой творожной массы должна перейти в сметану, а часть обратится в простоквашу.

Другими словами, реально в мировом сообществе на сегодняшний день существует пять государственных слоев. Но природа требует только два уровня, по два слоя в каждом. Следовательно, этот "творожно-промежуточный" этап историей или ходом ее времени будет обязательно размыт.

В этом контексте нас, то есть россиян, интересует судьба родного Отечества. Как вы уже поняли, мы барахтаемся именно там, в творожной массе, и на этом разломе эволюционного развития должна определиться наша судьба.

Надо сказать, что то иерархическое построение, которое вам было предложено, имеет пирамидальную конструкцию, а области снизу вверх идут по все уменьшающимся размерам. Естественно, где объем мал, там и тесно. Вот почему сметанный слой не горит энтузиазмом по приему в свою зону новых членов общества.

И с этой точки зрения нашей России еще предстоит доказать, то та заявка, которую мы подали, обоснована. И не только за счет потенциала наших возможностей, но и по степени наших разрешительных способностей, ибо правила проживания в этом слое требуют выполнения обязательных предварительных условий, которые можно назвать пропиской.

Что же может явиться этой самой силой, которая обеспечит не только наши возможности, но и наши способности достаточной энергетикой для такого действа, как прописка? Чем мы можем заинтересовать Евросоюз так, чтобы он поставил свою визу в нашей заявке?

Является ли наша территория интересной и нужной для подтопляемого цивилизованного мира Европы? Безусловно, да.

Нужен ли наш народ этому продвинутому обществу? Также безусловно - да.

Представляет ли наша культура ценность мирового значения? Конечно же да.

Может ли наша наука конкурировать с цветом мировой мысли? Без всяких сомнений.

Мало того, по всем вышеперечисленным условиям мы даже нередко превосходим все те ценности, которые может нам противопоставить Запад. Это абсолютная истина.

Так почему же эта мировая элита с такой неохотой обсуждает возможность нашей прописки? Неужели речь идет только о так называемой тесноте? Очевидно, что нет.

Ведь наряду с научными, культурными, человеческими ресурсами мы предлагаем и огромные территориальные просторы. Так что стеснения быть не может. Наоборот, мировая экономика получит мощный энергетический заряд буквально по всем показателям.

Может, они боятся, что мы, такие сильные, мощные, но громоздкие, просто задавим их в этой самой тесной Европе? Тоже маловероятно, ведь экономическая интеграция сделает этот процесс невозможным. Но "они" всё же чего-то боятся, а потому и медлят.

И только одно время не медлит, а неумолимо приближает будущее. Так что же в нас пугает Запад, чего они не хотят, что им не нужно? Остается только одно: им не нужно наше, российское государство. Почему? Да они его просто боятся, откровенно и однозначно.

Они боятся наших политиков, ведь порывы русской души общеизвестны своей бескомпромиссностью и непредсказуемостью. А чего стоят наши: "авось, небось и накось выкуси"?

И если все это происходит в народе, то выглядит достаточно экзотически, забавно. Но когда по тем же самым правилам начинают действовать политики, да еще с ядерной дубинкой в руках, то тут, несомненно, возникают раздумья. А жертвами этих самых раздумий становимся мы, россияне.

Итак, мы видим, что Европа готова принять нас, но одних, без государства. Как это может выглядеть? А выглядеть все это может только по одному, то есть как расчленение Великой России по федеративному признаку. Часть ее федераций отойдет европейскому сообществу как плата за прописку, часть останется под ее патронажем.

В таком купированном, а лучше сказать, кастрированном виде наше государство будет не опасно, более сговорчиво, а значит, и власть, то есть политики, будут играть по тем правилам, которые им пропишет Европа. Но сделать это непросто.

Русский норовистый характер общеизвестен (да еще с "Сатаной" на вооружении, что не позволило действовать Западу в прямой агрессии даже в период распада СССР). Именно поэтому на мировой арене мы сталкиваемся с актами двойного стандарта - в политике, спорте, искусстве, науке, торговле, экономике и т.д.

Именно он, двойной стандарт, по мнению западных политологов, может стать рычагом, способным провоцировать усталость, раздражение, разочарование народа по отношению к своей власти.

Дополняется всё это обвинением (кстати, не всегда беспочвенным) в мафиозности, коррумпированности, неспособности и нежелании работать на благо людей.

Создается устойчивое общественное мнение о России как обществе дикарей, живущих пещерным менталитетом, нагнетается чувство опасности для всего мира, исходящее от нас, а значит, и необходимость в общественном давлении с тем, чтобы изменить наше общественное устройство.

Системное унижение народа - великого, но бесправного - однажды должно убедить всех в том, что власть в России недееспособна, и всем миром предложить ей добровольно капитулировать.

Ведь нельзя же жить против всех. Кстати, эти атаки уже начались, а подтверждением этому являются попытки создать стычку между политикой и экономикой.

Между властью и большим бизнесом, что может стать определяющим в этом процессе. Так что олигархические тенденции, свидетелями которым мы стали за последнее время, говорят о том, что часть людей, став олигархами, практически стали на путь предательства, изменив России.

Но большая ее часть, хоть и беднейшая, все еще остается патриотической. Но вот вопрос: "А насколько ее хватит?". Ведь методика олигархического давления как проста, так и эффективна. Одних купить, других подкупить, а остальные просто будут обречены на вымирание. В общем, угроза сколь реальна, столь же и опасна.

И в связи со всем сказанным возникает естественный вопрос: "А что мы сможем сделать в таких условиях и есть ли смысл в такой борьбе?". Думаю, что он не только есть, но и реально достижим.

Однако достижение желаемого результата находится в правильной ориентации нашей международной политики. И начать ее надо с ответа на следующий вопрос: "Если Россия, как государство, не нужна Западу, то, может быть, государство Россия нужно Востоку?". И ответ на этот вопрос определит будущее нашей цивилизации.

Но если мы будем страдальчески просить помощи у Востока, то вряд ли получим в ответ взаимопонимание. То же случится, если свое предложение мы будем делать амбициозно, великодержавно. Как говорится, предложение "руки и сердца" Востоку должно делаться корректно, уважительно, но твердо и, главное, искренне.

Таким образом, мы не будем вынужденно просить Европу с тем, чтобы не отстать от экспресса эволюции, а сами создадим тот состав, который пойдет в будущее по своим путям. Мы сами свой творог переведем в сметану, где сильнейший превратится в масло.

Могут возникнуть опасения. Дескать, опять два лагеря, конфронтация, со всеми вытекающими последствиями - отнюдь. Да, это будет альтернативным подходом к действительности, но ведь все это произойдет в рамках все того же рынка, а для экономики границ нет.

Вот и появится шанс у нас быть принятым (чит.: слитыми) с общей семьей развитых государств. Но раз говорим об экономике, то хотелось бы несколько слов сказать и о тех областях деятельности, где бы мы смогли заявить о себе как о лидерах или хотя бы как о достойных конкурентах.

Ну, прежде всего, это не только территориальные просторы, то есть земля, угодья, но и географическое положение, практически объединяющее между собой Запад и Восток. Сама судьба предназначает нас быть координаторами интеграционных процессов, неизбежных в будущем.

Вторым аспектом значимости, то есть активом, могут послужить наши сырьевые ресурсы, запас и диапазон которых как широк, так и огромен.

Причем в наших силах находится не только разведка, разработка, добыча и доставка этого сырья, но и изготовление из него как конечного продукта, так и любой фракции в его технологической цепочке. В особой мере это относится к металлургической промышленности.

Кстати, те сырьевые ресурсы, которые лежат в природных сокровищницах, конечны, и в будущем перед людьми встанет вопрос об их дефиците, а значит, и о недостатке энергоносителей. Поэтому проблема обеспечения энергией является ненадуманной.

Вместе с тем, фундаментальная наука начинает работать в этом направлении. А именно, новейшие разработки физиков всего мира позволяют определить новые тенденции в этой сфере.

Вот почему так важно уже сейчас уделить пристальное внимание не только известным, но и альтернативным направлениям в производстве энергии.

Третьим аспектом должно стать развитие как самого транспорта, так и сети дорог, в том числе и трансконтинентальных, что еще в большей степени повысит ценность географического положения России на экономической карте мира.

В четвертых, наше оружие достойно представлено в мире военных. Причем это относится как к стрелковому, так и к другим видам военной техники. Но, наряду с отличными эксплутационными качествами, оно выгодно отличается от западных аналогов более низкими ценами. Причем это обусловлено не демпинговой политикой, а гораздо лучшей организацией творческого процесса.

Пятым козырем должны стать космические технологии, за которыми будущее. И кто сейчас займет лидирующие позиции, тот и будет управлять и направлять эволюцией популяции.

Надо сказать, что у нас есть все возможности стать лидером в этой области, но временные трудности не дают раскрыться нашим способностям в полной мере.

Тем не менее, раскрытие всех вышеперечисленных пунктов позволит России заявить о себе как о высокоразвитом технологическом государстве, которому по силам решать эпохальные задачи.

Поэтому, в полном соответствии со стабильной экономикой и крепкой властью, нашей очередной задачей станет присвоение рублю статуса свободно-конвертируемой валюты наравне с долларом и евро. Вот когда мы из творога, став сметаной, впоследствии превратимся в масло.

Западные политологи уже подсчитали, что две трети нашего населения - лишние люди, которых наша страна неспособна прокормить и что нам нужно уменьшится до пятидесяти миллионов, чтобы жить на уровне масла.

Неужели две трети - это сыворотка, обреченная на вымирание из-за никчемности? Казалось бы, если проверить эти расчеты, мы вынуждены будем согласиться с ними и с вытекающими из этого неутешительными выводами, если бы не одно "но".

Эти исследования и сделанные расчеты совершенно точно оценили обстановку и сделали выводы, исходя из того положения, какое занимает Россия на сегодняшний день в истории своего развития. Почему же у нас оказались лишними люди?

Потому что, имея огромную территорию, активно участвует в создании материальных ценностей, то есть является развитой, только одна треть от общей площади, а две трети продолжают оставаться в нетронутой девственности.

Становится понятным, почему возникают сложности с жизнеобеспечением такой численности населения, которое пользуется производительностью всего одной трети.

Конечно, если не будет активирована вся территория страны, то одной третью территории будет невозможно накормить сто процентов населения России, и с этой точки зрения две трети российских людей оказываются лишними, ненужными.

Отсюда можно сделать двойной вывод. Необходимо либо действительно вести внутреннюю политику на сокращение населения с тем, чтобы гармонизировать взаимоотношения между производством и трудящимися, либо эту же проблему решать путем расширения активных территорий, охватывая ими всю страну. В этом случае люди окажутся совсем не лишними, а даже наоборот, очень востребованными.

Мало того, второй вариант является наиболее предпочтительным, ведь он позволит значительно увеличить мощность страны, так как ее потенциальные возможности будут задействованы в полной мере, а не на одну треть, как это было до сих пор.

К тому же, как уже говорилось ранее, в условиях дефицита земли неосвоенные территории не только могут, но и будут вызывать сначала зависть, а затем и вполне конкретные захватнические тенденции.

Данное предположение особо актуально в настоящее время и будет возрастать в будущем, по мере того, как старая Европа все более и более будет погружаться в воды Атлантического океана. Уже сейчас ее огромная территория находится ниже уровня океана, и тенденция к опусканию продолжается.

Таким образом, перед мировым сообществом естественно встанет вопрос о том, что делать в этой ситуации. Когда природные катаклизмы будут грозить уничтожением всей Европе, то в рамках ООН поставят вопрос о спасении людей и переселении их на пустующие свободные территории. И в этом плане азиатская часть России привлечет их внимание в первую очередь.

И в результате мы потеряем свою территорию вместе с ее богатствами, так как там организуется новая Европа. А если бы Россия была бы активна на всей своей территории, то мы могли бы просто ассимилировать бедствующую часть Европы.

Одновременно спасая людей от гибели, и предоставляя им кров на правах беженцев, мы бы, параллельно с этим, приняли бы и их технологии, что не ослабило бы сильную Россию, а еще более ее усилило.

Конкуренция с Америкой в будущем неизбежна, а при этом варианте наши позиции выглядели бы гораздо более предпочтительными, чем в том случае, если мы, противостоя общественному мнению, будем и сами неспособными к освоению огромных территорий, и другим станем препятствовать это делать.

В последнем варианте против России поднимется волна возмущения, и мы проиграем схватку за свою целостность вместо того, чтобы еще более ее укрепить.

И последнее. Имея мощную политико-экономическую структуру, наше государство сможет субсидировать в науку вообще, а в фундаментальную в особенности, столько средств, сколько она сможет усвоить. Вот когда наступит для России Золотой век.

И та самая Америка, которая поднялась на чужих, в том числе и на российских "мозгах", наконец-то разделит пальму мирового первенства. Мы забудем, что такое утечка мозгов, утечка трудоспособного населения. "Ведь может собственных Платонов и быстрых разумом Ньютонов российская земля рожать" (Ломоносов).

Укрепление евроазиатского континента под крыльями России изменит приоритеты международной политики. И тогда уже Америка вынуждена будет присоединиться к многополярному миру и расстаться с мечтою о полной гегемонии.

Все это будет потом, если теперь, уже сейчас, принять верное решение. Наша сегодняшняя ориентация должна стать приоритетной на Восток, а с Западом, не ссорясь, надо просто дружить. Весь вопрос лишь в том, есть ли у нас такой политик, который смог бы видеть будущее, выстраивая в соответствии с ним наш судьбоносный путь.

В тактике сильны многие, а вот со стратегией, и тем более глобальной, проблема. Но хочется верить, что и на этот раз Россия нас не подведет. Родит наша земля еще и Левшей, и Кулибиных, и еще многих других, кому дорога Россия-матушка и для которых фраза "родная Отчизна" - не пустой звук.

Но сейчас исторически важно, чтобы в ближайшем будущем появился дальновидный, прогрессивный политик. А может быть, он уже есть, но только ни мы о нем пока не знаем, ни он не ведает о своем предназначении.

Но хочется надеяться, что, прочитав эту статью, он осознает свой путь и станет впоследствии тем самым судьбоносным лидером будущей России.

П. Веденин, 01.12.2003