Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Встречный ветер
Новости: Добро пожаловать на обновленный сайт!
Страниц: 1   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Лорд ментального замка  (Прочитано 1383 раз)
П. Л.
Учитель

Сообщений: 526


« : Декабря 31, 2000, 12:00:00 am »

Как известно, слово "вера" изначально выражало состояние стойкости духа. Поэтому очевидно и то, что вера должна относиться не к внешним формам отношений, а к внутренним.

Вера актуальна только в отношении внутренних способностей самой личности, а не кого-то или чего-то другого, внешнего. Мало того, вера не может быть изначально проявленной, если она неразвита.

Рост чувствительной силы у веры в себя стимулируется с самого раннего детства родителями, а затем культивируется на протяжении всей жизни человека. Ведь вера - это чувство психической устойчивости, духовной стойкости, логической настойчивости и интеллектуальной убежденности.

Очень важно с самого раннего детства относиться к ребенку, к его первым шагам в этом мире, поступкам, реакциям с позиции любви и надежды. Хотелось, чтобы это было понятно правильно.

Любовь растормаживает психику ребенка, а надежда - позволяет ему проявлять, выявляя, свои характерные особенности.

Любовь окружающих его людей создает вокруг ребенка ауру безопасности. И это проявляется в нём первой составляющей веры - доверием к тому, что может стать для него точкой опоры.

А надежды...

Именно надежды, возлагаемые на него близкими людьми, взращивают в нём чувство уверенности в своих силах, в своих возможностях и способностях, даже если положительный результат опыта не удается воссоздать с первых попыток.

Уверенность, питаемая надеждами окружающих, заставляет ребенка вновь и вновь предпринимать различные действия, использовать иные варианты, и всё с одной целью - добиться решения поставленной задачи.

Так, через доверие, ширится развивающийся спектр потенциальных возможностей личности, выраженный чувствами любопытства и интереса, которые основаны на убеждённости - могу! А, посредством уверенности в своих силах, формируются целеустремлённость и настойчивость - смогу!

Со временем доверие и уверенность, объединившись в симбиотическую монаду, станут полноценной верой, а устойчивость любопытства и настойчивость интереса - преобразуются в несгибаемую волевую стойкость.

Так создается истинная вера в свои возможности и свободная воля к проявлению личностных способностей. Это не иллюзорная "вера" в какого-то призрачного кумира и не насильственная "воля", призванная лишь к подавлению чувств.

Иллюзорность и насилие способны породить лишь покорного и услужливого психического евнуха. Нужно же быть лордом в своем ментальном замке.

Тогда вера и воля, работая в симбиотическом единении, развивают в психике такие качества, как: выраженная харизма, сила духа, стремление к обоснованному лидерству и заслуженной власти.

И, прежде всего, в мире личной реальности.

* * *

Еще один аспект этой проблемы - сомнения, рождающие страхи.

Дело в том, что такие сомнения естественны, являясь одной из функций психики, которая призывает к осторожности, аккуратности, вдумчивости и постепенности.

Вот тогда включается та самая вера, которая, на базе доверия и уверенности, помогает разобраться с сомнениями через осознание проблемы и её осмысление.

Но если в человеке гнездится не истинная вера, то сомнения принимают иррациональный характер, так как не останавливаются на страхах, а, не владея механизмом осмысления, проявляют тенденцию к переходу в религиозность либо мистичность. В особых случаях, страх может создавать кошмары, ужасы и даже порождать всеохватывающую панику.

Истинная же вера, действуя вкупе с волей, превращает сомнения в рациональную форму предупреждения и способствует образному восприятию действительности, что повышает осознание, осмысление и понимание процессов, показывая тем самым пути к решению имеющихся проблем.

Сомнения - это составная часть психики, и избавиться от них (в прямом смысле слова), означало бы автоматически потерять психический иммунитет.

Поэтому проблема состоит не в том, что имеются сомнения (которые обычно рассматриваются, как негатив), а в том, что любой функцией психики надо управлять, направляя эту энергию в конструктивное русло.

С этой точки зрения, было бы неплохо понять суть сомнений, а также их истоки.

* * *

Зачатки чувства, которое мы назвали сомнением, закладываются в самом раннем детстве и напрямую связаны с дефицитом знания и недостатком развития веры.

Позитивный смысл сомнений в том, чтобы человек не совершил непоправимой ошибки. Выражаются такие сомнения "метаниями" ума между определениями: "да/нет", "за/против". Оправданием им служит фраза - "а вдруг?"

И её значение будет справедливым и оправданным до тех пор, пока в человеке не появится основа для того, чтобы проявилось такое качество психики, как ответственность.

* * *

Однако не всё так просто.

Дело в том, что родители закладывают в сознание ребенка свои, авторитарные знания. Речь идет именно о знаниях, а не об информации, так как ребенок еще не готов к работе с информационным материалом.

Затем, когда ребенок, как развивающаяся личность, начнет взращивать семена своих знаний, то они, естественно, будут приходить в конфликт с теми чужими авторитарными установками, которые были заложены ранее.

Это, безусловно, пробудит в нём такое, новое для него чувство, как недоверие к внешнему знанию и неуверенность в его истинности, переведя этот потенциал в разряд обычной информации.

Таким образом, вера, как исключительно внутренняя сила, получает внешнюю параллель, выраженную её противоположностью - неверием.

Сомнения же, со временем, начнут трансформироваться не в страх, а в критичность, что, по сути, является весьма позитивным фактором.

* * *

Очень большое значение имеет необходимость разобраться в таком сложном и многогранном аспекте человеческой психики, как "характер". Или (если быть точнее) в особенностях составляющих его базовых черт.

Характер лежит в основе всех поведенческих реакций индивидуума, строящих свои взаимоотношения не только с внешними силами, но и (одновременно) со своими внутренними активами. Они же не просто являются чертами характера, но еще и обладают определенной энергетикой, выраженной темпераментом.

* * *

Характер, как индивидуальная заданность, есть наследственное качество, переданное по генетическим линиям. И, в соответствии с этим, он должен рассматриваться, как потенциальная и неизменная составляющая личности.

Оценивать данную потенцию в границах "добра и зла", "хорошо или плохо" было бы неверно, так как речь идет, во-первых, о данности, а во-вторых, только об ее потенции.

На самом деле человек, как природная суть, вмещает в себя весь аспект психических характеристик, какие только возможны в жизненном проявлении. И речь следует вести не о том, каков индивидуум в потенциале, а о том, как он способен управлять своими энергетическими активами.

Унаследованная данность может быть определена только в границах заданного диапазона черт характера и возможной интенсивности проявления темперамента. С этой точки зрения, исходное состояние психической потенции не имеет основополагающего значения, потому что оно - неизменная величина.

Однако человек тем и отличается от животного, что в его сознательном поле проявилась способность к обратной связи, давшей возможность как наблюдать и осознавать, так и осмыслять элементы не только внешнего и внутриличностного миров, но и их взаимно зависящую связь.

В соответствии с этой способностью, человек также получил и возможность управлять своим энергетическим потенциалом. Всё было бы достаточно просто, если бы не одна особенность.

Наблюдательность, как линия обратной связи, делающая осознанность реальностью, зависит от способности человека к активизации внимания, которое также является одной из основных черт того же характера.

* * *

Но мы говорим о том, что человек изначально уже обладает вниманием - и это так - проблема в другом.

Любая черта характера дуальна, в том числе и его внимание. Оно не только имеет шкалу энергетической напряженности, что соответствует мощности (потенциалу), но и шкалу возможностей.

Этот разлёт простирается от уровня личной концентрации и психической выносливости до способности к максимально широкому охвату фронта деятельности проявленного внимания.

* * *

Таким образом, картина психической составляющей человека выглядит следующим образом.

Каждая из слагаемых характера имеет разлет в шкалах возможностей по двум векторам.

Первый определяет энергетическую потенциальную мощность, второй указывает на качественную составляющую.

Например: "добродушие/жестокость", "лживость/правдивость" и т.д.

До сих пор мы говорили только о тех чертах характера, выраженность которых является обособленной.

Но есть еще одна компонента характера, которая обобщает вышеозначенные черты и называется темперамент.

Следуя нашей схеме, он имеет пять форм, выраженных образами пяти "зверей".

Но темперамент, как свойство характера, проявляет себя только вкупе с базой характерных черт.

Так все характерные черты, известные природе, составляют потенциальную данность.

Причем одна из них - внимание - является чертой-управителем.

* * *

Итак, мы получили три уровня, образующих характер.

На первом уровне стоит внимание. На втором, основном, располагаются все черты, которые определяют поведенческие мотивы. И на третьем уровне - "пятиголовый" темперамент.

Как можно видеть, система достаточно разносторонняя и взаимосвязанная, к тому же тяготеющая не только к настройке, но и к подстройке за счет саморегуляции.

Но всё это великолепие зачастую не может проявить себя даже на 5 %, так как глава системы, управитель, не может властвовать на должном уровне.

Причина очевидна - система, имеющая впечатляющую амплитуду возможностей, оказалась изначально недостаточно сбалансированной. Причем не только, как индивидуальная система, но и как одна из функций некой общей организации.

Отсюда делаем следующий вывод: психика сначала должна организоваться за счет балансировки внутренних систем, а затем гармонизироваться в целостную структуру, находясь в полном соответствии с требованиями и условиями внешнего мира.

И только потом можно говорить об управлении этой силой и направлении её активов.

* * *

Действительно, лошадей, предназначенных для работы в упряжке, сначала просто содержат в чистоте и здоровье, потом выучивают, после чего запрягают в упряжь в соответствии с определенными законами, что и создает экипаж. И лишь затем можно лошадьми управлять, направляя их энергию в позитивное русло.

Невозможно добиться от них чего-то конструктивного, если предварительно не соблюсти хоть какое-либо из вышеперечисленных условий.

Полное и неукоснительное выполнение этих правил должно стать непременным требованием при развитии черт характера и формировании его в нравственную надстройку.

И здесь невозможно делать как предпочтений, так и исключений. Все детали этого процесса одинаково важны (как любой, пусть и самый малый винтик в часовом механизме).

Это взаимосвязанная и взаимно зависящая, само развивающаяся система.

Сбой в любой её части тут же отражается на целом организме.

* * *

Поэтому, ведя нравоучения в абстрактных выражениях, но говоря о таких ценностях, как долг, честь, достоинство, обязанность и ссылаясь при этом на неполноценность человеческой природы, воспитатель тем самым закладывает семена неверия - но относительно не внешнего мира, а внутреннего.

Такое обучение является не просто несостоятельным и вредным, но также и опасным, так как не только не способствуют решению внутриличностных проблем, но и уводит ум в сторону от понимания истины.

* * *

Конечно, можно подчинить характер, подавляя его различными условностями или страхом правовых репрессий либо социальных ограничений. Но все эти воздействия неспособны решить проблему развития характера.

В результате он либо "ломается", либо "бесится", круша всё вокруг себя. И то, и другое - неконструктивно, а, в результате, получается чрезвычайно накладно.

Отпускать же его на "вольные хлеба" также нельзя, так как человек живёт в обществе, и подобная вольница чревата созданием хаоса, что также может стать для жизни катастрофой.

Решение состоит лишь в одном.

Характер может быть обуздан только властью самой личности. А это, как мы уже говорили, должно начинаться через формирование чести - в вере и развитие совести - в воле.

Однако стержнем, управляющим этой системой, может стать только цепкость внимания "Личностного Я".

И тогда не придется искать причину конфликтов во внешнем мире, его проявлениях.

Ведь это то, что не имеет значения, как объективная реальность. Единственно важной и значимой является реальность субъективная.

Объективные силы - воздействуют - и это их данность. Для личности же имеет значение лишь адекватность ее ответной реакции.

А вот с этой позиции можно говорить о субъективности, которая начинается с влияния, но может, при необходимости, закончиться и адекватным воздействием на раздражитель.

* * *

Жить правильно - значит идти по Пути.

Путь, в свою очередь, означает стабильное состояние психики, находящейся в равновесии с внешними силами и во внутренней гармонии (или хотя бы стремящейся к этому балансу жизненных проявлений).

Решения характера, обладающего психической устойчивостью, имеют качества веры и силу воли, даже если они ведут к самопожертвованию. Настоящим бичом, разрушающим процесс личностной самокоррекции, являются так называемые "моральные нормы".

Эти рычаги (как правило, являющиеся безличными формами личностного насилия) методически сталкивают человечество в пропасть безволия и обезличивания через культивацию страха и подозрительности в обществе.

* * *

Представьте себе, что человек делает поступок, и в результате обратной связи по факту чувствует, что это действие оказалось выражением его слабости, недостатком знания либо умения, приведшем к ошибке.

Механизм саморегуляции и коррекции уже готов было приняться за дело, но тут вклиниваются клише морали, утверждающие, что всё хорошо, нормально и правильно, а ты - просто молодец (не пойман - не вор).

Либо обратное: социум обрушивается на жертву, сминая её прессом морали, утверждая, что данное создание - есть бездарность, тупица, и вообще, является издержкой общества, которое просто из жалости его терпит в этой жизни.

Подобное воздействие блокирует систему настройки, а неоднократное повторение закрепляет блокаж, культивируя в ней анти-прогрессивные тенденции, превращая личность - в зомби.

Такой индивидуум уже заражён и теперь болен вымиранием, так как лишен природного психического иммунитета и может существовать только в пределах заданной внешними силами акватории.

Данное общество должно считаться социально опасным, так как вирус психического иммунодефицита в нём не только запрограммирован, но и активно размножается одержимыми носителями жёстких моральных норм.

История полна примерами, когда под белыми стягами морализированных призывов вершились самые черные деяния.

Причем непосредственные участники преступлений против человечества до конца находились под воздействием популярного в их обществе свода морали.

* * *

Этичность личности находится в прямой связи с ее нравственностью, психической устойчивостью, характерной модальностью, а не моральным насилием.

Поэтому как ошибки человека, так и его успехи необходимо, прежде всего, рассматривать с точки зрения внутренней этики, а только затем применять критерии общей морали.

Подавление личности моральными нормами не может решить проблему как внутриличностного конфликта, так и межличностного. Конечно, такой разлад в психике можно закамуфлировать, но суть-то останется.

Мало того, со временем дисгармония обязательно продолжит своё развитие, чем в ещё большей степени усугубит данное положение.

Проблему приоритета внешней морали над внутренней этикой избегать нельзя, ее надо решать. И промедление в этом плане ведет к гибели личности.

* * *

Ошибочно понятие того, что всё зависит от общества. Дескать, достаточно создать прогрессивное общество - и человек будет в нём счастлив. Это огромное заблуждение.

Чем богаче и обеспеченней государство и чем жёстче в нём заявлены моральные нормы, тем пагубней действует на человека убаюкивающее благополучие. Не с чем и не за что бороться. Исчезает цель, снижается позыв стимула, и динамика жизни ослабевает.

Отсюда видно, что истину человеку следует искать не во внешних формах обустройства (хотя это отчасти и в определенном смысле является конструктивным достижением), а, прежде всего, внутри своего эго.

Создание управляемости характера посредством нравственной надстройки и сбалансированной психики создаст условия для проявления настоящего и полноценного ума, который, вкупе с интеллектом, способен организовать истинно счастливое состояние сознания. А вот уже такому "Личностному Я" не опасны ни внешнее благополучие, ни агрессивность среды.

Именно такое жизненное проявление и требуется для того, чтобы обывательский процесс биологических отправлений трансформировался в путь "Личностного Я", идущего к Абсолютному Знанию.

Проблема же современности в том, что люди, создав общество, растворили в нём значение индивидуальности. Безликая, серая масса поглотила практически каждого, отдельно взятого человека.

А свобода личности, индивидуальная воля, вера - на грани исчезновения.

* * *

Жизненный путь человека характеризуется двумя составляющими.

Прежде всего, это его судьба, как общая, заданная его природой направленность, и так называемая "карма", выраженная процессом непосредственной жизнедеятельности.

Эти две линии пути можно сопоставить с характером и нравственностью.

И если судьба сопоставляется с характером, то карма - с нравственностью. Поэтому очень важно взять за точку опоры неизменное, то есть характер, и воспитывать в себе способность управлять гибким, то есть нравственностью.

* * *

Есть еще один аспект, по которому актуализация личностного баланса становится необходимой и жизненно важной.

Мы говорим о том, что человек, социально подавленный косными моральными нормами, либо погибает в результате сломленной психики, либо мутирует, что, по сути, можно считать всё той же гибелью.

Разве бег за призраком не является болезнью сознания? И так ли уж важно, что это будет за призрак - какой-либо мании, сектантства либо всепожирающего эгоцентризма??? Главное, что человек оторвался от своих внутренних корней и теперь, как перекати-поле, стал уязвим.

А в какую именно пучину страстей кинет такое психически порабощенное существо, выберет уже случай. Ведь линии судьбы для того, в ком нет воли и веры (и кто даже не живет мечтой их пробудить), ведут всегда к одному и тому же.

* * *

Однако человеческая психика, ее вариабельность, поистине неисчерпаема.

Человек, атакуемый требованиями морали, может иметь по этому поводу своё мнение. Но, не имея возможности открыто противостоять и протестовать, становится тайным оппозиционером.

И здесь несбалансированная нравственность, вкупе с неуправляемой психикой, может превратить такого человека в дикого бунтаря, скрытого фанатика одной идеи, что, в бескомпромиссном варианте, приведет к терроризму.

А если он к тому же еще и обладает качествами лидера, то вот Вам и новый революционный вождь. Это очень опасное положение, ибо революции, перевороты, путчи и т.д., как правило, сопровождались гражданскими войнами, приводящими к гибели многих тысяч, если не миллионов, ни в чём неповинных людей.

А с чего всё началось? С жёсткого и бескомпромиссного подавления человека внешней моралью - вместо естественного обращения к внутренней этике и следующего за этим нравственного возвышения.

Однако речь не идёт о том, что институт моральных норм должен быть упразднён, как ненужный либо вредоносный. Отнюдь.

Однако то, что его ценности должны базироваться на устоях внутренней этики, не только очевидно, но и бесспорно.

Мораль, как исходный материал для законодательного творчества, обязана быть этичной для того, чтобы сам закон соответствовал человеческим ценностям и отвечал жизненным устоям.

* * *

И еще одна беда протестующего сознания - это стремление к чувству ложной свободы, которая, по мнению таких людей, может дать им то, что они называют "независимостью".

Это такое же невротическое стремление к счастью и богатству, как к вечной жизни в одном воплощении. Несовершенство, инфантилизм такой устремленности очевидны. Нельзя жить в среде, и в то же время быть независимым от ее воздействия.

Ведь высшая форма независимости - это физическое небытие. Свобода, истинная свобода заключается не в некой абстрактной независимости, а в состоянии внутренней свободы, где честь и совесть являются гарантами нахождения личности на пути к истине.

Жить в независимости от взаимообусловленного мира - дремучая глупость. Дело ведь не в том, что зависимость обязательно может означать подчиненность. Она так же может служить и побудительным мотивом к действию.

Всё зависит от личных качеств индивидуума, позволяющих ему находиться в том либо ином состоянии психики; от того, какова ментальность личности, состоящая из активов ума и интеллекта.

* * *

"Независимость" может быть только фрагментарной, частичной, но это же нельзя назвать независимостью в полном значении слова.

Такое положение может иметь некие, но всегда ограниченные зоны самостоятельности, но быть полноценной независимостью - никогда.

Человек способен даже решиться на суицид, самовозвеличиваясь от своей кажущейся независимости, но фактически это оказывается всего лишь принятым решением в ответ на некое внешнее раздражение.

По сути, это его самостоятельная реакция на воздействие, а значит, и зависимость от него. Необходимо понять, что проблема человека находится не в вещах, а в том, как эти объекты воспринимает его психика, как ведет себя относительно их его нрав.

Истинная свобода возникает тогда, когда личность владеет энергией своей внутренней сути. Воля и вера не приемлют сомнений, как деструктивного начала. Настоящая истинность всегда стремится к балансу за счет критичности.

Сомнение говорит: "А то ли это? Мы, наверное, идем не туда...". Сомнения тянут назад, они боятся нового, прогрессивного. Критичность же смотрит на вещи по-другому. Она не говорит, что это неверно, но предлагает рассматривать вопрос с разных сторон.

Критичность не тормозит, но способствует. Это конструктивная форма мышления, которая расширяет направление, где может быть переориентирована даже сама цель.

И это не будет выглядеть, как разрушение, но как содействие общей идеи. Только свободное сознание может обладать критичным мышлением. А значит, и динамикой.

* * *

Для жизни важен не революционный душок, а дух творчества и созидания - в противовес разрушению. Человек, обладающий истинным духом свободы, всегда говорит "да", если он согласен, и скажет "нет", если против.

Но это также означает, что личность едина как со своей честью, так и со своей совестью. А не потому, что она, являясь диссидентом в душе, протестует только потому, что от нее этого ждут другие.

Прежде чем отвергать какую-либо вещь, надо быть способным внятно объяснить причину такого неприятия. И обязательно, с чувством собственной ответственности, нужно предложить другую, альтернативную модель.

Конечно, пассивный человек обязательно деструктивен. Но "деятельный" - необязательно значит "конструктивный", ибо суета, как и бездействие, не способствует развитию.

Чтобы сознание не деградировало под прессингом внешнего давления и стремления к полной независимости, необходимо приступить к изучению собственной психики.

А затем уже, с помощью этих знаний, важно научиться владеть своим характером посредством развитой нравственности - этой основной системой управления ментала.

П. Веденин, 2000
Записан
Страниц: 1   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF 1.1.21 | SMF © 2006, Simple Machines
XHTML | CSS | Aero79 design by Bloc
© 2000-2017 "Встречный ветер"